"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

суббота, 23 апреля 2016 г.

Наум Сагаловский. Из триптиха "Мой друг - Шекспир"




Гамлет
История – ни вспомнить, ни забыть!..
Живем себе – не дует и не каплет.
Но тут приходит принц по кличке Гамлет
и спрашивает: быть или не быть?..

Он смолоду покинул отчий дом,
единственно, чтоб хлебом не корили,
учился где-то на периферии,
привез домой чахотку и диплом.

А дома – суета и винегрет!
На троне датском мать его – Гертруда,
хотя и королева, но паскуда,
а папы-короля в помине нет.

Он долго был ей мужем дорогим.
Она ему чего-то влила в ухо.
Сама еще, понятно, не старуха,
и сходится, естественно, с другим.

А Гамлет, сын, узрев такой сюрприз,
находится в лирическом миноре,
кричит: "Порядку нету в Эльсиноре!"
и кроет всех по списку сверху вниз.

И спрашивает, спрашивает мать:
"Куда девали папеньку, злодеи?.."
Толкает всевозможные идеи,
которые опасно понимать,

а мать молчит.
               Там был еще старик,
Полоний некто, тоже не цветочек,
сам без образования, но склочник
и спец по части всяческих интриг.

Он, ясно, гнет мамашину дугу.
Такого за пятак продашь и купишь!
Он Гамлету в кармане держит кукиш
и тоже на вопросы – ни гу-гу.


Трагедия! Умора! Смех и грех.
Один молчит, другой чего-то мямлит.
Ну хорошо, –
               ты принц,
                              ты пуп,
                                             ты – Гамлет, –
чего ты кипятишься больше всех?

Уж коли время некуда девать –
затей ремонт – вот краски, вот олифа!
Крути любовь – Офелия, о, нимфа!..
Так нет – ему б вопросы задавать.

Вздыхает и бормочет на ходу,
от этих дел маленечко помешан:
"То be or not to be – that is the question?" –
Поди узнай, что он имел в виду!..

...Но Гамлет был, конечно, не жилец.
Придворные смеялись над беднягой,
и как-то раз его проткнули шпагой,
и кончено, и тихо, наконец!..

Остались те, кто в этом виноват,
теперь им жизнь – не жизнь, а чистый сахар,
Полоний, мать его, и ейный хахаль,
и два еврея – Кац и Розенблат.

По Гамлету не плакали окрест.
Крестьяне не оставили мотыги.
Нам эти все дворцовые интриги
до лампы и до прочих круглых мест!

Нам с принцами водиться не с руки,
одно сказать – на что они народу?
Они больших трудов не знали сроду
и – страшно от народа далеки.

А мы – давай, работай и люби!
Луна взошла – и день, считай, что прожит.
Но с той поры одно меня тревожит:
а все-таки– to be or not to be?..