"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

четверг, 31 марта 2016 г.

3 картины В.Васнецова - 3 истории, 3 описания

Виктор ВАСНЕЦОВ
ВИТЯЗЬ НА РАСПУТЬЕ
1882. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Былинная тема, начало которой было положено картиной «После побоища Игоря Святославича с половцами», получила дальнейшее развитие в серии работ, главным героем которых становится богатырь-витязь. Первый опыт относится еще к 1870 г., когда Васнецов пишет акварель «Богатырь». Именно эта небольшая композиция, носящая пока что эскизный характер – воин, восседающий на коне и смотрящий вдаль, — стала предпосылкой для появления одной из самых значительных работ Васнецова «Витязь на распутье». Художника порой упрекали (и иногда справедливо) в излишней красивости, декоративизме, но глубину и философский смысл этого произведения никто не решился бы отрицать.

В основе картины лежит былина «Илья Муромец и разбойники», но обращение к литературному источнику — всего лишь повод поразмыслить над извечным русским вопросом «что делать?». В России 1870-х гг. проблема выбора пути была особенно актуальной — идеи народничества уже начинали изживать себя, а путь насилия, террористические идеи, естественно, не могли быть одобрены обществом. В более узком смысле сюжет выражал поиски самим Васнецовым своей дороги в искусстве. «Это есть выражение моих личных мыслей», — говорил он.

Перед нами сумеречная степь, озаренная тусклым светом догорающей зари. На поле битвы, усеянном черепами, высится камень, а рядом с ним в глубокой задумчивости остановился понурый всадник с опущенным копьем.

Богатырь. 1870-е. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Богатырь. 1870-е
Государственная Третьяковская галерея, Москва

Первые наброски к «Витязю» появились, когда художнику было чуть больше двадцати лет. В доме-музее Васнецова хранится множество эскизов, представляющих долгий процесс поиска образов богатыря, камня, поля, усыпанного костями... Один из этюдов «Воин в шлеме с кольчужкой» был написан с брата художника Аркадия. Замысел вынашивался долго и только в 1877 г. полностью оформился в картину, которая была выставлена на Шестой передвижной выставке. В этом первом варианте витязь был повернут к зрителю лицом и с вниманием читал подробную надпись, объясняющую, что произойдет, если он поедет прямо, направо или налево.

Полотно заслужило одобрение критика В. Стасова, однако самого художника не удовлетворило. На обдумывание нового замысла ушло еще несколько лет. Во втором варианте увеличился размер холста, а фигура богатыря обрела монументальность. Теперь мы не видим лица витязя, художнику важнее сделать акцент на надпись. «Как пряму ехати — живу не бывати — нет пути ни прохожему, ни проезжему, ни пролетному». «Следуемые далее надписи: «направу ехати — женату быти; налеву ехати — богату быти» — на камне не видны, я их спрятал под мох и стер частью», — объяснял Васнецов в письме к Стасову, принимавшему горячее участие в работе над картиной. Таким образом, внимание зрителя привлекается к мрачному пророчеству, и становится ясно, что у витязя нет другого пути, только этот, гибельный. А если мы приглядимся повнимательнее, то увидим, что перед витязем… никакой дороги нет!

Что это? Грустная ирония автора над бесполезностью всех попыток русского народа найти правильный путь? Одно утешает — в былине говорится, что богатырь, не побоявшийся грозного предупреждения, сумел переломить судьбу, что все же вселяет в зрителя некоторый оптимизм…
журнал "Искусство" (Я. Белошапкина)
Виктор ВАСНЕЦОВ
БОГАТЫРИ
1881–1898. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Я работал над «Богатырями», может быть, не всегда с должной напряженностью... но они всегда неотступно были передо мною, к ним всегда влеклось сердце и тянулась рука! Они... были моим творческим долгом, обязательством перед родным народом...» — говорил Васнецов. В общей сложности, для создания этого грандиозного полотна ему понадобилось около тридцати лет!

Первый эскиз «Богатырей» возник еще в Париже и очень понравился Поленову. Васнецов хотел сразу же подарить ему этот набросок, но тот отказался: «Преподнесете, когда исполните картину, а пока пусть он у вас будет». Прошло еще несколько лет, и вот летом 1880 г. Васнецов оказался в Ахтырке. Рядом с его домом росли три могучих дуба. По признанию художника, они-то и надоумили его, как писать богатырей. Другим источником вдохновения стала музыка — героические сочинения Глинки, Мусоргского, Римского-Корсакова и Бородина.

Васнецов много раз переделывал не удовлетворявшие его фрагменты картины, искал наиболее выразительные позы богатырей, движения коней, пейзаж. Как обычно, кольчуги, стремена, вооружение — все абсолютно достоверно, все досконально проработано. Особенно много внимания уделялось образам богатырей, которые должны были отличаться яркой индивидуальностью, остротой характеристик. Несколько раз переписывал художник Добрыню Никитича, используя эскизы, сделанные им с крестьян и со своих родственников. В конце концов Добрыня получился собирательным типом семьи Васнецовых — отца, деда и отчасти самого Виктора Михайловича. Для Алеши Поповича позировал младший сын Саввы Мамонтова Андрей, к сожалению, рано умерший. Но дольше всего искал художник типаж Ильи Муромца, бродил по окрестностям, вглядывался в лица прохожих — то зарисовывал абрамцевского кузнеца, то случайно встреченного ломового извозчика:

«Картина моя «Богатыри» — Добрыня, Илья и Алеша Попович на богатырском выезде примечают в поле, нет ли где ворога, не обижают ли где кого!» — так сам Васнецов описывал новое полотно. В самом центре — Илья Муромец, могучий и простой, спокойная, уверенная сила наполняет его. Из-под руки, на которой висит палица, он зорко всматривается вдаль, а в другой держит огромное копье. Зато Добрыня Никитич уже вынул меч из ножен и даже ногу вдел в стремя — готов пустить вскачь своего коня. Справа от Ильи — Алеша Попович, самый молодой из богатырей, отважный воин и славный музыкант, в руках он держит лук, а к седлу приторочены гусли, поглядывает он исподлобья, не иначе как придумывает какую-то хитрость.

Дубовая роща в Абрамцеве. 1883. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Дубовая роща в Абрамцеве
1883. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Очень важную роль в создании настроения играет пейзаж, который, по признанию мастера, тяжело ему давался, — это бескрайняя степь, по которой гуляет ветер, гоняет по небу тяжелые грозовые тучи, развевает гривы коней. Точка зрения выбрана немного снизу, так что кажется, будто богатыри стоят на возвышенности. За их спинами тянется гряда холмов, конские копыта попирают ковыль. Не случайно пейзаж вызывает в памяти строки из «Слова о полку Игореве»: «О Русская земля! Ты уже за холмом».

Картина «Богатыри» стала настоящим гимном русскому народу, воспела его доблесть и мужество.  
журнал "Искусство" (Я. Белошапкина)

Библиография

Бахревский В. Виктор Васнецов. Серия «ЖЗЛ». – М., 1979.

Кудрявцева Л. Художники Виктор и Аполлинарий Васнецовы. – М., 1991.

Кудрявцева Л. Васнецов. – М., 1999.

Пастон Э. Виктор Васнецов. – М., 2007.

Шилова Е. Виктор Васнецов: Альбом. – М., 2004.

Интернет-ресурсы



Виктор ВАСНЕЦОВ
ПОСЛЕ ПОБОИЩА ИГОРЯ СВЯТОСЛАВИЧА С ПОЛОВЦАМИ
1880. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Картина стала для Васнецова одним из первых опытов создания эпического полотна, посвященного героической древнерусской истории. В основу его легли строки великого литературного памятника «Слово о полку Игореве». Это не просто картина — это попытка передать поэтическую речь средствами живописи.

Чтобы как можно точнее воскресить строки поэмы, Васнецов тщательно штудировал историю, посещал Исторический музей и Оружейную палату, изучая древнерусские доспехи, одежду, вооружение. Он сделал множество эскизов и подготовительных этюдов. Самые первые из них представляют разгар сражения, ярость схватки, но в результате художник отказался от этой идеи, посчитав, что гораздо важнее показать не безумство битвы, а ее трагедию, написать картину так, чтобы зрители услышали плач по героям, отдавшим свои жизни в бою с врагами.

Тут кровавого вина недостало.
Тут пир окончили храбрые русичи:
Сватов напоили, а сами
Полегли за русскую землю.
Никнет трава от жалости,
А дерево от печали к земле приклонилось.

Главной темой полотна становится бескрайнее поле после окончания сражения и гибели полков князя Игоря Святославича. Стервятники уже слетелись на кровавый пир и сцепились в схватке за тела мертвых воинов. В отблесках восходящей луны два русских витязя лежат на поле брани — но кажутся они не мертвыми, а спящими. В строгих лицах павших читается величавое спокойствие.

Лиричен образ княжича, пронзенного стрелою в сердце, явно навеянный строками о гибели молодого князя Ростислава: «Изронил жемчужную душу из храброго тела...» А могучий воин, лежащий рядом с ним (быть может, это отважный Изяслав?), как будто воплощает в себе всю мужественность и доблесть русского народа. Картина полна подлинного трагического пафоса, но звучит она не горечью, а светлой печалью, наполняя сердца зрителей чувствами сострадания и гордости.

Павший витязь. 1879–1880. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Павший витязь. 1879–1880
Государственная Третьяковская галерея, Москва

С обращением к новой тематике изменился и живописный стиль Васнецова. Если раньше он писал небольшие камерные картины с тщательно проработанными деталями, то теперь кисть его обретает размах и свободу. Краски, прежде темные, наполняются новой силой, колорит обогащается желтыми, зелеными, красными и голубыми тонами. Внимательно и тщательно прорабатывает художник мельчайшие детали узорочья доспехов.

Васнецов показал свое полотно на Восьмой выставке передвижников. Оно стало полной неожиданностью для зрителей и критиков, ведь давно уже в русской живописи не звучали такие чистые, самобытные ноты, давно уже никто из художников не обращался к миру Древней Руси и ее героям.

Мнения сразу же разделились. «Перед моей картиной стоят больше спиной», — огорчался Васнецов. Многие мастера реалистической живописи, считавшие бытовой жанр главнейшим, например Мясоедов, довольно резко отозвались о качестве новой работы Васнецова и даже протестовали против его принятия на выставку.

Река Вятка. 1878. Рязанский художественный музей

Река Вятка
1878. Рязанский художественный музей

Но были и другие — те, кто сразу же принял картину, увидев в ней предвестницу нового направления в русской живописи. И. Крамской назвал «После побоища...» «вещью удивительной... которая нескоро будет понята по-настоящему». Репин был уверен, что это «замечательная, новая и глубоко поэтическая вещь. Таких еще не бывало в русской школе». И все же лучшей похвалой художнику стало восклицание Павла Чистякова, художника и выдающегося педагога: «Самобытным русским духом пахнуло на меня!»
журнал "Искусство" (Я. Белошапкина)

Библиография

Бахревский В. Виктор Васнецов. Серия «ЖЗЛ». – М., 1979.

Кудрявцева Л. Художники Виктор и Аполлинарий Васнецовы. – М., 1991.

Кудрявцева Л. Васнецов. – М., 1999.

Пастон Э. Виктор Васнецов. – М., 2007.

Шилова Е. Виктор Васнецов: Альбом. – М., 2004.

Интернет-ресурсы