"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

среда, 28 мая 2014 г.

Кристине Нёстлингер "Рассказы про Франца"

Взрослые полагают, что дети должны быть счастливы «по определению» — просто потому, что они дети.
Но даже совсем маленьким детям свойственны глубокие, порой драматичные переживания, которые часто оказываются неразделенными: окружающие о них просто не догадываются. А неразделенное переживание рождает чувство одиночества. Одиночество могут ощущать даже абсолютно благополучные внешне дети.
Ослабить и даже развеять такое настроение иногда помогает хорошая, правильно выбранная книга.
«Рассказы про Франца» Кристине Нёстлингер — как волшебное зеркало, в котором отражается ребенок: не только и не столько его поступки и действия, сколько его чувства. Смешные и порой нелепые действия в книге могут описываться гротескно, но в описании детских чувств автор абсолютно психологически точен. И главным, что вынесет из этой книги маленький читатель, станет открытие: «Оказывается, не только я так думаю и так ощущаю происходящее. Я не один такой на белом свете».
В лице героя книги, маленького Франца, ребенок на время чтения обретет друга, с которым можно разделить самые сложные, потаенные переживания.
А взрослые, которые решат прочитать эту книгу своему ребенку, смогут взглянуть на самих себя детскими глазами. Подобный взгляд «со стороны» очень полезен для детско-родительских отношений.
Марина Аромштам

Как Франц сам себе помог

Францу шесть лет. Но этому никто не верит, потому что он очень маленького роста. Все думают, что ему четыре года. И тому, что он мальчик, тоже никто не верит.
— Здравствуй, девочка, — говорит продавщица овощей, когда Франц покупает у неё яблоко.
— Не забудь сдачу, фройляйн, — говорит мужчина в киоске, когда Франц приходит за газетой.
Это всё потому, что у Франца светлые кудрявые волосы и васильково-синие глаза. И ротик, похожий на вишенку. И розовенькие пухленькие щёчки.
Так, по мнению большинства людей, и выглядят хорошенькие маленькие девочки. Папа Франца, когда был маленьким, тоже был похож на девочку. Теперь он высокий толстый мужчина с бородой, и никто не путает его с женщиной.
Папа показывает Францу старые фотографии и говорит:
— Вот этот, что на девочку похож, — это я!
А потом показывает Францу фотографии немножко не такие старые и говорит:
— А это я через пару лет. Тут меня уже никто не примет за девочку. И у тебя тоже так будет!
Франца это утешает. Но всё равно его злит, что он похож на девочку. Потому что некоторые мальчишки не хотят из-за этого с ним играть.
Когда Франц приходит в парк на футбольную площадку и хочет постоять на воротах, мальчишки кричат:
— Иди отсюда! Девчонок в команду не берём!
Когда Франц говорит мальчишкам, что он не девочка, они над ним смеются и не верят. И говорят:
— Да ладно, не ври! Всё ведь по твоему голосу понятно! Такой писклявый голос может быть только у девчонки!
На самом-то деле голос у Франца вовсе не писклявый. Он становится таким, только когда Франц сильно волнуется. А сильно волнуется Франц, когда другие принимают его за девочку и не берут играть.
Однажды в воскресенье Франц выглянул из окна на кухне и увидел внизу во дворе мальчишку. Совсем чужого. Мальчишка ходил по двору и свистел. Потом пнул ногой консервную банку. Банка ускакала через весь двор. Мальчишка побежал за ней и пнул её ещё раз.
— Мама, ты знаешь этого мальчишку? — спросил Франц.
Мама подошла к окну и выглянула во двор.
— Скорее всего, это племянник Бергеров, — сказала она. — Наверно, приехал со своей мамой в гости. И ему стало скучно сидеть в квартире.
Это Франц понимал очень хорошо. Когда он бывает в гостях у своей тёти, ему тоже всегда ужасно скучно.
Франц положил в карманы штанов четыре стеклянных шарика, три жвачки, две маленьких машинки и один носовой платок. И сказал маме:
— Мам, я пойду вниз во двор!
Мама эту идею одобрила.
— Только веди себя как следует! — крикнула она вслед Францу. — В семейке у Бергеров всё ужасно цирлих-манирлих.
Франц не знал, что такое «цирлих-манирлих». Но спрашивать, что значат эти непонятные слова, он не стал — очень уж торопился. Перед тем как выйти во двор, Франц вынес из подвала свой велосипед. Велосипед у Франца был вполне себе новенький. Он сверкал ярко-красным лаком, а на руле была большая резиновая пищалка. Франц очень гордился своим велосипедом. Он подумал: «Вот мальчишка удивится! Такого классного велика он точно никогда ещё не видел!»
Франц вывел велосипед во двор. Сев на него, он стал нарезать вокруг незнакомого мальчишки круги, усердно нажимая на пищалку.
Круги становились всё меньше. Мальчишка перестал свистеть и крикнул:
— Эй, послушай! Как тебя зовут?
Франц затормозил и слез с велосипеда.
— Меня зовут Франц, — сказал он.
Мальчишка засмеялся.
— Это ж не девчачье имя.
— Конечно, не девчачье, — сказал Франц. — Но я ж не девчонка.
Голос у него стал чуточку писклявым. Наученный горьким опытом, Франц уже чуял неладное.
Мальчишка смотрел недоверчиво.
— Я мальчик! Честное слово! Честное-пречестное! — сказал Франц.
— Не верю! — покачал головой мальчишка.
Тут дверь подъезда распахнулась, и во двор вышла Габи с мусорным ведром. Она подошла к контейнеру для мусора и опрокинула туда ведро.
Габи — подружка Франца. Она живёт в соседней квартире. Обычно Габи относится к Францу очень хорошо. Но сейчас она на него даже не посмотрела. Вчера Франц с Габи поссорился. И даже наступил ей на ногу. И ещё плюнул в неё. Просто потому, что Габи пять раз подряд выиграла у него в настольную игру «Не сердись!». Мальчишка махнул Габи рукой.
— Эй! Поди-ка сюда! — крикнул он.
Габи поставила ведро на землю и подошла к мальчишке и Францу.
— Чего тебе? — спросила она у мальчишки. А на Франца так и не взглянула.
Мальчишка показал на Франца.
— Она говорит, что она мальчик. Правда, нет?
Вот теперь Габи посмотрела на Франца. Сначала ужасно сердито смотрела, а потом засмеялась. Хитренько-хитренько засмеялась. И сказала:
Рассказы про Франца - i_007.jpg
— Да ты что! Это же Франциска! Она чокнутая. Всем говорит, что она мальчик!
Габи повернулась, подхватила ведро и убежала в дом. И при этом громко хихикала.
— Предательница! — крикнул Франц ей вслед. — Гадкая, мерзкая врушка, вот ты кто!
От сильного волнения голос у него стал совсем писклявым.
— Фу, — сказал мальчишка, — разве можно так ругаться? А ещё девочка!
— Она всё наврала, — пискнул Франц. — Честно! Просто мы вчера поссорились. И ей хочется отомстить!
Мальчишка покачал головой и постучал пальцем по лбу.
— Ну почему ты мне не веришь! — пискнул Франц. Мальчишка сунул руки в карманы, вздохнул и отвернулся.
— Да что с тобой говорить… — пробормотал он. Франц сжал руки в кулаки и встал в боксёрскую стойку. Вид у него был злее некуда.
— Я сейчас из тебя котлету сделаю, если ты мне наконец не поверишь! — пискнул он.
Не поворачивая головы, мальчишка ответил:
— Я с девчонками не дерусь. Никогда!
Франц разжал кулаки. Он был в отчаянии и не знал, что делать. Очень хотелось зареветь. Глаза уже наполнились слезами, и две из них скатились по розовым пухленьким щёчкам.
Мальчишка обернулся.
— Господи! — воскликнул он. — Ну почему девчонки чуть что — сразу в рёв?
И тут Франц понял, что надо делать! Он расстегнул штаны, и они с него свалились. Трусики Франц стянул до колен.
— Вот, смотри! — прорычал он, на этот раз совсем не пискляво. — Ну что, веришь теперь?
Мальчишка уставился на голую Францеву середину. Потом хотел что-то сказать, но не успел. Во двор выбежала фрау Бергер. Она молниеносно подскочила к Францу и заорала:
— Ах ты, хулиган! Ты что ж, совсем стыд потерял?
Она натянула на Франца трусики.
И штаны тоже. Потом схватила за воротник и поволокла в дом, вверх по лестнице до квартиры, где живёт Франц. Потом нажала на кнопку звонка.
Когда мама открыла дверь, фрау Бергер взвизгнула:
— Чтоб я вашего бесстыдника больше во дворе не видела! Он приличных детей портит!
И фрау Бергер выпустила из рук воротник Франца. Спотыкаясь, он ввалился в прихожую. А фрау Бергер, громко ругаясь, пошла к себе.
С тех пор фрау Бергер не обращает на Франца никакого внимания. А когда Франц с ней вежливо здоровается, она ничего не отвечает.
Когда Франц пожаловался на всё это маме, она сказала:
— Ну а что ж ты хотел, Франц! Я тебе сразу сказала: у Бергеров всё ужасно цирлих-манирлих.
Теперь новое слово стало Францу понятнее. Он объясняет его так: «„Цирлих-манирлих“ — это когда люди не желают смотреть правде в глаза».
Рассказы про Франца - i_009.jpg
Как Франц потерялся
У Франца есть брат, Йозеф. Он в два раза старше Франца.
Йозеф большой и сильный. У него волосы ёжиком, оттопыренные уши, сороковой размер ботинок, а руки большие, как пинг-понговые ракетки. И никто не принимает Йозефа за девочку!
Франц Йозефа любит. Он просто невероятно сильно его любит.
Бывает, кто-нибудь спрашивает Франца:
— Кого ты любишь больше всех на свете?
И Франц отвечает:
— Йозефа!
И только потом говорит, что маму, и папу, и бабушку он тоже очень сильно любит.
Рассказы про Франца - i_010.jpg
А когда Йозеф перечисляет тех, кого любит он, Франца он никогда не вспоминает. И не называет брата Францем. И говорит про него «клоп». Или «балбес». Или «дурак». От этого Францу иногда бывает очень грустно.
Однажды Франц заболел. Он маялся животом, и у него дрожали коленки. В детский сад он идти не мог.
Мама взяла на работе отпуск и сидела с Францем. Готовила ему геркулесовую кашу и рассказывала сказки. И по десять раз в день водила его в туалет, потому что коленки у Франца дрожали так сильно, что он едва мог ходить.
Рассказы про Франца - i_011.jpg
Через неделю живот у Франца прошёл, но коленки всё ещё дрожали.
— Франц, завтра мне нужно выйти на работу, — сказала мама. — Больше сидеть дома я не могу.
— Тогда я завтра пойду в детский сад, — сказал Франц.
— Ты ещё слишком слабенький, — сказала мама.
— Но как же я один останусь? — спросил Франц.
— У Йозефа завтра нет занятий в школе, — сказала мама. — Он посидит с тобой!
Франц обрадовался и стал ждать завтрашнего дня.
Йозеф жутко разозлился, что ему придётся сидеть с Францем в свободный от школы день.
— Балбес, из-за тебя я не смогу пойти кататься на коньках! — ругался он.
Овсяную кашу для Франца он не подогрел. Даже чаю не сделал. А просто сказал:
— Марш в постель, клоп!
Франц крикнул:
— Мне необязательно лежать в постели — так мама сказала!
— Делай что хочешь, балбес, — сказал Йозеф. — Только оставь меня в покое!
Франц крикнул:
— Мне необязательно оставлять тебя в покое — так мама сказала!
Тут Йозеф убежал в свою комнату и захлопнул за собой дверь. Франц снова распахнул дверь. И ему в лоб попала тапочка Йозефа. Грустный Франц пошёл к себе. Он достал кубики и стал строить дом. С четырьмя комнатами. И немножко плакал. Когда дом был достроен, раздался звонок в дверь. Франц побежал открывать. Это пришёл Отто, друг Йозефа. Через плечо у него висели коньки. Он сказал:
— Я пришёл за Йозефом, мы идём на каток!
— Йозеф должен сидеть со мной, — сказал Франц. Отто прошёл в комнату Йозефа. Йозеф лежал на кровати и смотрел в потолок.
— Ты правда не можешь пойти? — спросил Отто. Йозеф показал на Франца:
— Из-за этого дурака. Балбес не может оставаться один. Он боится, клоп несчастный!
— Отдай его соседке, — сказал Отто.
Йозеф сказал, что все соседки на работе.
— Ну тогда возьми его с собой, — сказал Отто. Йозеф немного подумал, потом махнул Францу и сказал:
— Ладно! Одевайся! Только потеплее!
Франц страшно обрадовался.
Йозеф никогда ещё не брал его с собой на каток. Йозеф его вообще никуда ещё с собой не брал.
Франц надел два свитера и куртку, натянул красную шапку, а через плечо повесил коньки.
И пошёл за Йозефом и Отто к трамвайной остановке. Он потел. Для двух свитеров и куртки было недостаточно холодно.
Рассказы про Франца - i_012.jpg
Долго ждать не пришлось. Скоро подошёл трамвай. В трамвае была туча народу. Франца оттеснили от Йозефа. Какой-то человек ткнул сумкой Францу в живот. Францу стало немножко плохо. И коленки опять задрожали. Он не упал только потому, что падать было некуда.
Потом трамвай остановился на какой-то остановке. Люди вокруг Франца стали громко говорить:
— Дайте выйти! Освободите проход!
Они пробивались к двери и тащили Франца за собой. У Франца свалилась с головы шапка. Он за ней наклонился. И тут кто-то сзади сильно его толкнул. Франц споткнулся, полетел к двери трамвая, скатился с подножки и оказался на улице!
Двери трамвая закрылись, и он поехал дальше. Какая-то женщина схватила Франца и оттащила его от рельсов.
— Осторожней, девочка! — сказала она. — Так и под трамвай попасть недолго!
А потом она быстро ушла.
Франц прислонился к щиту с расписанием. Он подумал: «Йозеф заметит, что эти дураки выпихнули меня из трамвая. На следующей остановке он выйдет и вернётся!» Франц долго-долго стоял и ждал. Живот у него под двумя свитерами и курткой потел. Но ушам без шапки было холодно. И Франц подумал: «Пойду Йозефу навстречу! Я же вижу по рельсам, куда идти!»
Скоро Франц пришёл к следующей остановке. Йозефа там не было, и Франц подумал: «Наверно, он ещё не заметил, что меня нет в трамвае. И поехал дальше!»
И Франц пошёл туда, куда вели рельсы. Он подошёл к перекрёстку. Когда загорелся зелёный свет, он перешёл улицу. Франц очень спешил и поэтому не заметил, что посреди перекрёстка были трамвайные стрелки. От них тоже шли рельсы, но в другом направлении. Те рельсы, которые Франц не заметил, были правильные. А Франц пошёл вдоль неправильных рельсов. По которым ездил другой трамвай.
Франц шёл вдоль неправильных рельсов, пока они не кончились.
Там была небольшая площадь, а на ней — киоск. Такой, где продаются хот-доги и кока-кола. В киоске сидел киоскёр. Франц подошёл к нему.
Рассказы про Франца - i_013.jpg
— Почему рельсы здесь кончаются? — спросил он.
— Потому что это последняя остановка, — сказал киоскёр.
— Пожалуйста, скажите, а где каток? — спросил Франц.
— Здесь катка нет, — сказал киоскёр.
И тут Франц заплакал. Он так сильно всхлипывал, что не мог говорить. Ни нормальным голосом, ни писклявым.
Киоскёр высунулся из окошка киоска.
— Не плачь, мальчик, — сказал он. — Расскажи мне, что случилось, малыш, иначе я не смогу тебе помочь!
Франц перестал плакать. Конечно, он был в отчаянии, но киоскёр назвал его мальчиком! Человеку, который не принял его за девочку, Франц мог доверять. И он рассказал киоскёру про всё, что с ним приключилось.
— Ты хотя бы знаешь, где живёшь? — спросил киоскёр.
— Я же не маленький! — воскликнул Франц. — Конечно, знаю! Я живу в Заячьем переулке, дом номер четыре, второй этаж, квартира двенадцать!
— Какое совпадение! — сказал киоскёр. — Я живу у Гусиного рынка. Это всего в двух шагах от Заячьего переулка.
А потом киоскёр сказал, что погода сегодня в любом случае паршивая и ни одна собака не покупает у него сосиски и кока-колу. От такой торговли никакого удовольствия.
— На сегодня хватит, — сказал он. — Я закрываюсь. И еду домой. И тебя домой завезу. Для меня это не крюк!
Франц очень обрадовался. Киоскёр убрал бутылки колы и сосиски в холодильник, выключил обогреватель, надел пальто и закрыл ставни на окошке.
— Чтобы никто не залез и не украл сосиски, — объяснил он.
Только он хотел запереть дверь киоска, подошла какая-то женщина.
— Мне нужно восемь бутылок пива и шестнадцать сосисок, — сказала она.
— Киоск закрыт, — сказал киоскёр.
— Но у меня дома рабочие, они делают ремонт, — огорчённо объяснила женщина. — Им нужно подкрепиться, иначе они перестанут работать! А супермаркет снова откроется только в четыре часа.
— Ну ладно, — сказал киоскёр, вернулся в киоск и принёс пиво и сосиски.
А потом стал разговаривать с женщиной про ремонт и про рабочих. И про то, как ей повезло, что удалось их найти. И расспрашивал, сколько приходится им платить.
Женщина рассказала ему и про то, и про это, и про многое другое. Разговор продолжался довольно долго. Когда женщина наконец ушла, подошёл ещё один мужчина. Ему не хотелось ни сосисок, ни пива, ему хотелось поговорить. Франц начал замерзать. Особенно уши. Они были уже совсем красные, когда мужчина наконец сказал: «Ну ладно, пока», — и ушёл.
— Ну всё, теперь едем домой, — сказал киоскёр.
Он запер дверь и повёл Франца к машине-фургончику.
Они сели в машину. Киоскёр впереди, Франц сзади. Но машина не заводилась. Киоскёр снова вышел и открыл капот. Добрых полчаса Франц видел только его толстую попу. А потом киоскёр снова захлопнул капот — и оказалось, что руки у него все грязные.
Рассказы про Франца - i_014.jpg
— Подожди ещё чуточку, мой мальчик, — сказал он. — Я пойду помою руки, это быстро!
И он побежал через площадь в какой-то ресторанчик.
Длинная стрелка часов в машине передвинулась с цифры 2 на цифру 7, и тут киоскёр вернулся. Теперь руки у него были чистыми и от него пахло пивом.
Рассказы про Франца - i_015.jpg
— Ну, теперь уж точно пора домой, — сказал он и повернул ключ. На этот раз мотор заработал. Они поехали по разным улицам, которых Франц не знал. Потом поехали по улицам, которые были Францу вроде бы немного знакомы. А потом приехали на улицу, которую Франц уже точно знал.
— Я уже почти дома! — крикнул он.
— Сейчас-сейчас, — сказал киоскёр. — Только ненадолго остановимся и зайдём в магазин. Горчица-то кончилась!
Киоскёр поставил фургон на углу улицы, где парковка запрещена, но другого свободного места не нашлось.
Франц вылез из машины вместе с киоскёром. Он боялся, что придёт полицейский и будет ругаться за неправильную парковку.
Киоскёр и Франц зашли в магазин. Они купили сладкой горчицы и острой горчицы, кренделей, солёных огурцов, лук и кукурузу в початках.
В большой тележке они довезли покупки до машины. Там стоял полицейский и пристраивал под дворники квитанцию о штрафе.
Киоскёр очень рассердился и стал ругаться с полицейским:
— Если я приехал купить горчицу, надо же мне где-то поставить машину! Может, вы покажете мне магазин, где есть большая парковка?
Киоскёр долго спорил с полицейским, но в конце концов всё-таки заплатил штраф.
Уже смеркалось, когда Франц и киоскёр снова сели в машину. А потом опять остановились. У магазина напитков. И купили восемь ящиков пива и восемь упаковок кока-колы. Когда всё было погружено в машину, уже совсем стемнело. Загорелись фонари.
Потом они ещё раз три раза повернули за угол, и Франц оказался перед своим домом.
— Большое спасибо, — сказал Франц и вышел из машины.
— Не стоит благодарности, — ответил киоскёр и поехал дальше.
Франц вошёл в подъезд и побежал вверх по лестнице. Дверь в квартиру, где жил Франц, была открыта. Мама Франца стояла на лестничной площадке у дальней квартиры фрау Бергер и Франца не видела. Он услышал, как мама говорит:
— Только бы Франц вернулся невредимым!
Францу хотелось подбежать к маме. Но он не стал этого делать, потому что рядом была фрау Бергер. А он её терпеть не может.
Поэтому Франц тихо-тихо зашёл в свою квартиру. Он подумал: «Папа наверняка уже дома. Пусть он приведёт маму!»
Франц хотел позвать папу, но когда заглянул в гостиную, то застыл на месте от изумления!
В гостиной на ковре сидел Йозеф и плакал. Рыдал в три ручья. Глаза у него были все красные, и нос тоже. Он всхлипывал:
— Где мой младший братишка? Я везде его искал! Ну где же, где же он?
Папа Франца стоял рядом с рыдающим Йозефом и говорил:
— Не реви! Надо было лучше за ним смотреть!
Йозеф всхлипнул:
— Если Франц не вернётся, я не хочу больше жить!
— Да я уже здесь! — сказал Франц.
Йозеф вскочил и сплясал на ковре индейско-эскимосско-китайский восторженный танец. А папа схватил Франца и закружил его. Коньки соскользнули с плеча Франца и задели торшер. Абажур разбился вдребезги. Но это нисколько не огорчило ни папу, ни Йозефа, ни Франца.
А когда вернулась мама, она тоже не рассердилась из-за разбитого абажура. Хотя он ей всегда очень нравился.
С тех пор Францу уже не грустно, когда Йозеф называет его «клопом». На «дурака» и «балбеса» он тоже больше не обижается. Потому что теперь Франц знает — на самом-то деле Йозеф жить без него не может.
Рассказы про Франца - i_016.jpg
Как Франц сделал маме сюрприз
Франц любит ходить в детский сад. Когда он думает о том, что скоро придётся идти в школу, ему становится грустно. Не потому, что он боится школы. А потому, что тогда он не будет видеться с тётей Лизи.
Франц очень любит тётю Лизи. Она красиво поёт. И сама она очень красивая. Сказки она рассказывает лучше, чем мама, и в гимнастике она понимает больше мамы. Когда Франц делает стойку на руках, мама всегда говорит: «Не надо, перестань! Спину себе сломаешь!»
А тётя Лизи восторженно восклицает: «Здорово! Когда-нибудь станешь чемпионом мира!»
Если Франц забывает принести из дома бутерброд, тётя Лизи даёт ему половину своего. Только одно не нравится Францу в тёте Лизи: она обожает разные поделки.
Но мастерят в детском саду всякие скучные вещи: зверюшек из каштанов, звёзды из фольги, бусы из глиняных шариков, лодочки из скорлупы грецкого ореха и цветочные горшочки из йогуртовых баночек. Когда тётя Лизи говорит: «А теперь давайте мастерить», Франц вздыхает. И корчит рожу. И очень хочет в школу. И думает: «Там-то не занимаются такой малышовой ерундой! Там строят планёры и замки!»
Рассказы про Франца - i_017.jpg
Однажды тётя Лизи сказала:
— Ребята, скоро Мамин день! Давайте смастерим для мам что-нибудь хорошее и красивое!
— А что? — спросили дети.
— Закладку, — предложила тётя Лизи.
— Что это такое? — спросил Франц.
Тётя Лизи показала Францу полоску картона. Она была зелёного цвета.
И на ней наклеены красные сердечки.
А на узкой стороне — бахрома из ниток.
Рассказы про Франца - i_018.jpg
— Закладка вот такая, — сказала тётя Лизи.
Францу картонная полоска не особенно понравилась.
— А зачем она? — спросил он.
— Её кладут в книгу, — сказала тётя Лизи. — Там, где ты закончил читать. Тогда на следующий день будешь знать, где книгу открыть!
— Моей маме это не нужно, — сказал Франц. — Она просто загибает уголок страницы!
— Конечно, только потому, что у неё нет закладки, — сказала тётя Лизи.
Франц этому не поверил. Ведь у них дома вполне достаточно картонных полосок!
Но спорить с тётей Лизи ему не хотелось, поэтому Франц послушно вырезал из зелёного картона полоску, наклеил на неё красные сердечки и приделал бахрому. Но решил так: «Эту ерунду я маме дарить не буду! Придумаю что-нибудь получше!»
Рассказы про Франца - i_019.jpg
Сначала Франц подумал про духи. Но когда он показал продавщице в парфюмерном отделе свои деньги, та сказала:
— На это не купишь даже пробку от флакона!
— А что можно купить? — спросил Франц.
— Кусок хорошего мыла, — сказала продавщица.
Франц забрал деньги обратно. Мыло, решил он, такой же глупый подарок, как и закладка.
Потом Франц вспомнил, что мама не любит мыть свою машину. Он взял три листа бумаги и разрезал каждый на четыре части. Получилось двенадцать карточек. Франц отнес их Йозефу.
— Пожалуйста, — сказал он, — напиши на каждой карточке ПОДАРОЧНЫЙ ТАЛОН НА МЫТЬЁ МАШИНЫ. Только чтоб получилось красиво!
— Зачем это, клоп? — спросил Йозеф.
— Я подарю это маме на Мамин день! — сказал Франц.
— Не выйдет, — сказал Йозеф. — Это я дарю ей подарочные талоны на двадцать раз! А зачем маме, чтобы ей мыли машину тридцать два раза? Её тачка не такая уж грязная!
Франц был уверен, что у Йозефа никаких подарочных талонов для мамы нет. И ничего такого он не придумывал. А просто украл идею младшего брата!
Но так как Франц не особенно любит мыть машину, возражать он не стал и решил: «Придумаю что-нибудь получше!»
Вечером Франц вместе с мамой смотрел альбомы с фотографиями. Маме и Францу очень нравится это делать. Листая альбомы, они нашли фотографию родной прабабушки и двоюродной прабабушки Франца. Прабабушка была в красивом платье и шляпе. Шляпа была с вуалью. И с бантами. И с розами. На двоюродной прабабушке тоже было красивое платье. И на голове шляпа. Ещё больше, чем у прабабушки. На шляпе были длинные перья. И лента, широкая, как шарф, развевалась на ветру.
Мама посмотрела на фотографию, вздохнула и сказала:
— Какие раньше были чудесные шляпы! Жаль, что теперь таких шляп больше нет!
И тут Франц понял, что можно подарить маме!
На следующий день Франц достал из кладовки гигантское сомбреро. Раньше мама надевала его в отпуске. Но потом оно продырявилось, разлохматилось и разонравилось маме.
Франц тайком принёс сомбреро в свою комнату. Два дня он собирал разные украшения для будущего подарка.
Рассказы про Франца - i_020.jpg
Чего он только не нашёл: красные, белые и синие пластмассовые розы, выигранные в тире на ярмарке, шёлковые ленты от конфетных коробок, кружева от нижней юбки, кусок тюлевой занавески и клетчатый шёлковый шарф. А Габи подарила ему замечательную кисточку от тирольской шляпы, перья фазана, бантики и ещё много-много бумажных цветов.
Три вечера подряд Франц, запершись в своей комнате, мастерил подарок. Он извёл четыре тюбика клея и два рулона липкой ленты. И сто раз уколол себе пальцы во время шитья. Но накануне Маминого дня, в девять часов вечера, шляпа была готова.
Это было просто чудо какое-то, а не шляпа! От старого сомбреро не осталось и следа. Сверху его поля украшали пластмассовые розы. Снизу к ним была пришита тюлевая занавеска. И бантики. И кружева от нижней юбки. В тулью шляпы Франц воткнул тирольскую кисточку и бумажные цветы. Сзади приделал фазаньи перья и ленточки от конфетных коробок.
Потом Франц принёс альбом, нашёл фотографию с прабабушками и сравнил свою шляпу с их шляпами. Его шляпа была гораздо, гораздо красивее! Франц был очень горд!
В Мамин день Франц проснулся рано-рано. Он взял шляпу и побежал в спальню. Мама и папа ещё спали.
— Поздравляю с Маминым днём! — крикнул Франц.
Рассказы про Франца - i_021.jpg
Мама повернулась в постели, пробормотала: «Спасибо, Франц», — и натянула одеяло на голову.
— Посмотри на мой подарок! — крикнул Франц.
Он протянул маме шляпу и подёргал за одеяло. Мама высунула голову из-под одеяла и заморгала. Потом зевнула и спросила:
— Что это за красота такая?
— Это шляпа, конечно, — сказал Франц.
Глаза у мамы сделались круглыми. Франц подумал: «Прямо видно, как она радуется!»
И крикнул:
— Давай! Вставай! Примерь её!
Мама встала с постели. Села на пуфик перед зеркалом. Франц надел ей шляпу.
— Ты в ней очень красивая, — сказал Франц. Мама посмотрела на себя в зеркало. И не сказала ни слова.
Франц подумал: «Проглотила язык от радости!» Но тут же у него самого отнялся язык. Потому что проснулся папа. Он сел на кровати и засмеялся.
Рассказы про Франца - i_022.jpg
Очень громко. А в двери спальни возник Йозеф. Он тоже засмеялся. Тоже очень громко. И оба, папа и Йозеф, показывали на маму и взвизгивали:
— Ой, что это у тебя на голове?
Папа подпрыгивал на кровати и смеялся. Йозеф подпрыгивал у двери и смеялся. Папа держался за живот и хрюкал:
— У меня уже всё болит от смеха!
Йозеф держался за живот и хрюкал:
— Я сейчас в штаны наделаю от смеха!
Тут Франц сорвал у мамы шляпу с головы, убежал в свою комнату и бросил шляпу под кровать. А сам упал на кровать и заплакал. Так сильно, что вся кровать тряслась. Франц плакал, пока слёзы в нём совсем не кончились и внутри всё не пересохло. Но он всё равно всхлипывал. А когда он совсем уже ослабел от плача, к нему пришла мама.
— Франц, — сказала она, — не обижайся. Шляпа замечательная! Правда-правда! А эти двое в шляпах просто не разбираются.
— Это ты нарочно так говоришь, — пискнул Франц.
— Да нет же, — сказала мама. — Честное-пречестное слово! Твоя шляпа — лучшая в мире!
Мама подняла правую руку и вытянула указательный и средний палец вверх.
— Клянусь, — сказала она.
— Светом очей твоих? — пискнул Франц.
— Светом очей моих, — сказала мама.
Франц проверил, не скрестила ли мама пальцы, ведь тогда клятва не считается. Но мамины пальцы были совершенно прямыми, как и положено при настоящей клятве. И Франц понял, что счастлив.
Рассказы про Франца - i_023.jpg
Он был так счастлив, что запел. И пел весь день. Даже за обедом. Хотя пение с полным ртом — довольно трудное занятие.
После обеда мама сказала:
— Ну а теперь идём гулять!
Мама надела новый костюм, а папа и Йозеф — традиционные тирольские куртки.
— Франц, выходи! Мы уже все готовы, — позвала мама.
Франц вышел из своей комнаты. Вместе со шляпой.
— Мама, не забудь надеть шляпу, — сказал он.
— Кажется, дует сильный ветер, шляпа его не выдержит, — сказала мама.
— Моя шляпа всё выдержит, — сказал Франц.
— Но это, наверно, больше летняя шляпа, — сказала мама.
— Солнце светит, сегодня почти как лето, — сказал Франц.
— Но это всё-таки скорее праздничная шляпа, — сказала мама.
— Так Мамин день — это праздник, — сказал Франц. И мама надела шляпу.
— Нет! — воскликнул папа.
— Нет! — воскликнул Йозеф.
— Да, — сказала мама.
Папа снял тирольскую куртку.
— Что-то у меня живот разболелся, — сказал он. — Останусь-ка я лучше дома!
Йозеф тоже разделся.
— Что-то у меня голова разболелась, — сказал он. — Я лучше останусь дома!
Так что мама и Франц пошли гулять одни. Все люди на улице смотрели на мамину шляпу. Некоторые даже спотыкались. Потому что они оборачивались на маму и забывали передвигать ноги.
— Они восхищаются твоей шляпой, мам, — сказал Франц.
От радости, что все так восхищаются, у мамы сделалось очень красное лицо.
К сожалению, прогулка продолжалась недолго. У мамы вдруг заболела нога.
— Франц, — сказала она, — правая туфля мне жмёт. Натирает пятку. Там наверняка уже огромная мозоль.
Рассказы про Франца - i_024.jpg
И мама с Францем снова пошли домой. Мама шла очень быстро. Франц даже удивился, что с натёртой пяткой можно идти так быстро.
Дома Франц внимательно осмотрел мамину правую пятку. Мозоли видно не было. Но ведь так бывает — что-то болит, а ничего не видно.
С тех пор мама шляпу не надевает. Она говорит, что сначала надо купить платье, которое подходит к шляпе. Самое-самое-самое лучшее платье! Но такая вещь стоит очень дорого. Мама говорит, что ей придется долго копить деньги. И Франц уже размышляет, не смастерить ли такое платье маме на день рожденья?