"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

среда, 26 февраля 2014 г.

Рой Питер Кларк. Приём письма № 34

Режьте по-крупному, затем по мелочи
Точные и острые тексты рождаются из умелого сокращения. Когда мы преодолеваем писательский ступор, очень легко влюбиться в собственные слова. Это приятное чувство, но оно может привести к плохим последствиям.
Если мы влюбились в свои цитаты, характеры, истории, метафоры, кажется невозможным убрать что-то из них. Но убрать мы обязаны.
Такая безжалостность особенно уместна в конце, когда творческий порыв стоит остудить трезвой оценкой. Жесткая самодисциплина заставит взвесить каждое слово.
«Сильная проза – сжатая проза, – писал Вильям Странк [William Strunk], учитель И. Б. Вайта [E.B. White][1. Признанный американский эссеист и стилист (прим. пер.)] – В предложении не должно быть лишних слов, в абзаце – лишних предложений, так же, как на картине нет лишних линий, а у машины – лишних деталей. Это не значит, что писатель должен писать только короткими предложениями, или избегать подробностей и упоминать героев лишь вскользь, это значит, что каждое слово несет смысл».
Но как этого добиться?
Начните резать крупные куски. Дональд Мюррей [Donald Murray] учил меня, что «краткость есть следствие избирательности, не сокращения». Это означает изъятие целых частей. Когда Максвелл Перкинс [Maxwell Perkins] редактировал Томаса Вулфа [Thomas Wolfe], он имел дело с рукописями, которые весили килограммы. Знаменитый редактор как-то посоветовал знаменитому писателю: «Мне не кажется, что книга чрезмерна. Просто все лишнее нужно вырезать блок за блоком, а не предложение за предложением». Абзац с четырехстраничным описанием дяди Вульфа он урезал до шести слов: «Генри, самому старшему, сейчас было 30».
Если Ваша цель – добиться краткости и точности, начните с обрезки больших веток. Мертвые листья можно стряхнуть позже.
Вырезайте любой абзац, который не поддерживает центральную идею статьи.
Вырезайте слабые цитаты, примеры или сцены, чтобы дать дорогу сильным.
Вырезайте любой абзац, который Вы создали, чтобы обмануть редактора.
Не вынуждайте редактора резать текст. Вы лучше знаете материал. Отметьте места для возможной правки. Может их стоит убрать уже сейчас?
Если нет времени перечитать материал, вырезайте фразы, слова, даже слоги. Образцовая модель такого редактирования– ученый Вильям Зинсер [William Zinsser]. Зинсер демонстрирует, как он правит последний черновик собственной книги: «Хотя страницы выглядят, как первый набросок, они уже переписывались и перепечатывались по четыре-пять раз. С каждой переделкой я стараюсь сделать текст насыщеннее, сильнее и точнее, исключая каждый элемент, который не приносит пользы».
В этой работе Зинсер пишет о трудностях читателя: «Мои симпатии полностью на
его стороне. Он не так глуп. Если читатель запутался, это вина автора статьи, который не направил его по правильному пути».

Вот кандидаты на вырезание. Ищите:
1. Наречия, которые нагнетают эмоции, а не меняют смысл: только, целиком, особенно, полностью, точно.
2. Конструкции с предлогом, которые повторяют сказанное раньше: в этой статье, в этой истории, в этом фильме, в этом городе.
3. Фразы, которые нарастают на глаголах: кажется, что; похоже, что; следовало бы; хотелось бы.
4. Абстрактные существительные на основе активных глаголов: рассмотрение вместо рассматривать, суждение вместо судить, наблюдение вместо наблюдать.
5. Повторы: душное, влажное утро.
Первый черновик этого эссе содержал 850 слов. Итоговый текст 674, экономия в 18 процентов. Так, я попадаю в «Клуб 10 процентов» Чипа Сканлана.
Практикум
1. В следующий раз, при просмотре фильмов на DVD, обратите внимание на вырезанные сцены (обычно в дополнительных материалах). Почему режиссер убрал их при монтаже?
2. Попробуйте порезать одну из опубликованных статей. Безжалостно режьте большие куски, затем помельче. Посчитайте, сколько слов вы сэкономили. Какой это процент от целого?

Оригинал статьи: http://www.editor.ru/priem-pisma-34-rezhte-po-krupnomu-zatem-po-melochi/