"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

вторник, 15 октября 2013 г.

Хиазм


Прочитайте отрывок из стихотворения Игоря Северянина «Тринадцатая»:

Скалы молят звёзды, звёзды молят скалы.

Смутно понимаю тайну скал и звёзд…

Кто кого здесь молит? Чему служит порядок слов? И не всё ли равно: скалы ли упрашивают звёзды, или наоборот?
В строке Скалы молят звёзды, звёзды молят скалы мы имеем дело с так называемым хиазмом, или синтаксическим перевёртышем: два слова в соседних высказываниях обмениваются не только своими местами, но и синтаксическими функциями (такую фигуру называют ещё «косой крест»).
В случае, если в пределах высказывания два существительных не показывают нам своими формами, которое из них - подлежащее, а которое - дополнение (т.е. окончания именительного и винительного падежа у них совпадают), в действие вступает правило жёсткого порядка слов. А именно: то существительное, которое названо первым, и принимается за подлежащее. Значит, в первом предложении подлежащее - скалы, во втором - звёзды; с этим связано и смысловое различие между предложениями. В поэтическом тексте, даже очень оригинальном, основные правила грамматики всё же должны соблюдаться (если автор хочет, чтобы читатель понял текст, да ещё получил от него удовольствие).
Хиастический каламбур, в котором можно проследить изменения значения входящих в него слов: «В России две напасти: Внизу — власть тьмы, / А наверху — тьма власти» (Гиляровский) (По книге Б.Ю.Нормана «Русский язык в задачах и ответах» - М., Изд-во «Флинта», «Наука», 2013)