"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

понедельник, 20 июня 2016 г.

Татьяна Олейникова "Истории дивного скотства". Классические антиутопии



Антиутопия, жанр, безусловно, очень модный. Вот уже второе столетие он на волне популярности – и у авторов, и у читателей. Что же так крепко держит нас в плену этой анти-идиллии?

Антиутопия – фантастика социальная, и на центральном месте здесь искаженная модель общественного устройства, в редких случаях - её отсутствие в связи с некой катастрофой. Также внимание уделяется взаимоотношениям человека и системы, человека и социума, человека с другим человеком и человека с самим собой. Действие, в первую очередь, преследует цель показать читателю не личность главного героя, а срез общества, все его несовершенства, недостатки, слабости.

  • АНТИУТОПИЯ И УТОПИЯ

В утопии все просто – и одновременно все гораздо сложнее. Ведь утопия – это достойный восхищения мир, статичная картина совершенства, к которой человечество пришло в результате борьбы и остановилось, так как достигло желаемого. Не зря же словом «утопия» порой называют то, что неосуществимо на практике. Утопия, возможная в мире идей – с трудом приживается в реальном мире, обрастая несовершенствами и пороками. И до тех пор, пока мы сами, её создатели, не достигнем определенного духовного уровня – вряд ли возможен будет мир, в котором мы все будем одинаково, одновременно и безоблачно счастливы.


  • АНТИУТОПИЯ И АВТОР

Порой популярность антиутопии в среде писателей достигала такого пика, что на дверях предлагали вешать таблички "с антиутопиями не входить". И не удивительно. Ломать – не строить, как говорится; и придумать общественную систему, испещренную недостатками, подгнившую – гораздо проще, чем идеальную и устраивающую всех. Да и действие в этом жанре направленно на благое дело – борьбу за всеобщее счастье, за личную свободу. А так как понятия эти часто несовместимы по законам жанра – мы еще и на терзания главных героев посмотрим, на их выбор и на результаты всего этого. И вымысел здесь вам, и драма, и героизм, и философия, и противостояние личности и системы (а можно ведь еще и про любовь довесить) – этот микс соблазнит даже очень стойкого писателя. 

  
АНТИУТОПИЯ И ЕЁ ЧИТАТЕЛЬ


Как правило, антиутопия воплощает страхи человеческие: страх перед завтрашним днем, перед насилием, жестокостью, равнодушием. Страх перед величественной махиной Государственной системы, и страх перед её отсутствием. И антиутопии – литературное воплощение этих страхов, тот самый кошмар, пережив который, мы получаем своеобразную эмоциональную разрядку. Не зря ведь психотерапевты говорят о том, что кошмары часто полезны, так как позволяют снять лишнюю психологическую нагрузку. Наверное, именно поэтому мы так любим страшные истории. А антиутопические истории заставляют не только бояться, но и думать – что в совокупности очень заманчиво  для  определенной  категории  читателей.

  • АНТИУТОПИЯ И ПОСТАПОКАЛИПСИС

Жанры похожи, но постапокалипсис описывает в первую очередь психологию выживания человека в мире после катастрофы, психологию адаптации к постапокалиптическим явлениям. Общество не обязано быть устроенным тем или иным образом - оно может и вовсе жить в хаосе, существованию постапокалиптического сюжета это не помешает. Антиутопия же необязательно должна происходить в мире после катастрофы, а вот особое мироустройство, особая система общественного порядка - здесь обязательна. И если цель главного героя постапокалипсиса - борьба за порядок, то герой антиутопии нередко борется как раз-таки против того, что в его мире принято этим самым порядком и считать.

  • КОММУНИСТИЧЕСКИЕ АНТИУТОПИИ


 Довольно распространена ситуация, когда за основу антиутопии берут идею о коммунистическом обществе и показывают всевозможные недостатки этого общественного уклада. В первую очередь это, конечно же, Джордж Оруэлл и его произведения «1984» и «Скотный двор». «Скотный двор» даже написан максимально простым языком, несмотря на обилие аллегорий – для того, чтобы при переводе на русский язык произведение не потеряло своей силы. Также среди коммунистических антиутопий можно назвать и роман «Мы» Евгения Замятина, «Москва 2042» Владимира Войновича, «Котлован» Андрея Платонова и проч.

  • ФАШИСТСКИЕ АНТИУТОПИИ



-Адольф, вставай! Первая мировая война началась!

-Маам, мне ко второй…

История фашизма оставила неизгладимый след в истории и культуре человечества. И литература не исключение. Немало антиутопических вариаций на тему фашизма существует – особо плодовитым это направление, конечно же, было в середине прошлого века: «Война с саламандрами» Карела Чапека, «Ночь свастики» Кэтрин Бурдекин, «Человек в высоком замке» Филипа Дика, «Каллокаин» Карин Бойле, «У нас это невозможно» Льюиса Синклера и ряд других.

  • АНТИУТОПИЧЕСКОЕ ИСТРЕБЛЕНИЕ НАСИЛИЯ



А здесь, подвластное замыслу писателя, общество строит дивный новый мир, в котором нет места насилию. Только вот чтобы избавить мир от насилия – нужно провести насильственный акт над каждым человеком, чтобы истребить заложенное природой. Не духовным развитием, а вмешательством в психику человека обусловлена всеобщая доброта. Что из этого получится? Сколько писателей – столько и мнений. Если вы хотите познакомиться с такими сценариями развития человеческого общества, советуем прочитать «Заводной апельсин» Энтони Берджесса, «Этот идеальный день» А. Левина, «Возвращение со звезд» Станислава Лема.

  • АНТИУТОПИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО ПОТРЕБЛЕНИЯ



Чего уж скрывать – многие из нас действительно живут ради потребления – а современное общество душевно подыгрывает нам в этом. Что нас ждет, если потребительство достигнет апогея – можем увидеть в романе Олдоса Хаксли «О дивный новый мир», отчасти – в повести Стругацких «Хищные вещи века» и в «Записках о кошачьем городе» Лао Шэ.

  • ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АНТИУТОПИИ



Что получится, если поиграть с системой мировой экономики, показывают экономические антиутопии. Философия экономики, психология власть имущих и векторы развития всего мира интересуют авторов этого поджанра. Что будет, если выдернуть деталь из функционирующей финансовой системы или наоборот, добавить то, чего раньше тут не было… Будет работать или даст сбой? Задаются этими вопросами Джек Лондон («Когда Спящий проснется») и Айн Рэнд («Атлант расправил плечи»).

  • НАУЧНЫЕ АНТИУТОПИИ



Еще один антиутопический популярный мотив. Несет ли ученый ответственность за свое изобретение? Кто вправе оценивать нравственность того или иного открытия, которое, возможно, изменит всю нашу жизнь? Плодам научной деятельности и результатам их воздействия на общество посвящены «Не отпускай меня» Кадзуо Исигуро, «Не убоюсь я зла» Роберта Хайнлайна, «Колыбель для кошки» Курта Воннегута.