"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

четверг, 3 марта 2016 г.

6 символов, зашифрованных в «Весне» Боттичелли

Итальянцы — философы во всем. Даже на картине, которая представляет собой аллегорию весны и любви, зашифровано послание о гуманности
Картина Сандро Боттичелли «Весна» была свадебным подарком Лоренцо Медичи его троюродному брату Лоренцо ди Пьерфранческо Медичи. Тот собирался жениться на Семирамиде — девушке из знатной семьи Аппиани. «Весна» должна была висеть над инкрустированной софой-ларем — леттуччо. Картина на самом деле не только о весне и любви, это своеобразная иллюстрация к наставлению, составленному для Лоренцо ди Пьерфранческо известным флорентийским философом Марсилио Фичино. В нем он призывает строптивого молодого человека устремить взор на Humanitas («гуманность», «человечность») как высшую добродетель.
Воплощением гуманности Фичино считает богиню Венеру. «Надо приковать свой взор к Венере, — пишет Фичино, — сиречь Гуманности. Это служит нам напоминанием, что мы не можем обладать ничем великим на земле, не обладая самими людьми, от чьей милости все земные вещи исходят. Людей же нельзя уловить на иную наживку, кроме Гуманности. Посему будь осторожен и не пренебрегай ею». Картина продолжительный период времени висела в особняке Медичи во Флоренции. В 1815-м она попала в галерею Уффици. Долгое время ее не выставляли, и только с 1919 года, когда на нее обратил внимание искусствовед Джованни Туччи, она становится жемчужиной основной экспозиции. 
1. Венера. Богиня любви стоит посреди апельсиновой рощи (апельсин — символ целомудрия), в арке из мирта и лавра, держа правую руку в благословляющем жесте. На ней фата замужней женщины (аллюзия на брачную тему). «Она, — пишет Фичино, — есть нимфа пригожести величайшей, рожденная от небес и более других возлюбленная Богом Всевышним. Душа ее и ум суть Любовь и Милосердие, глаза ее — Достоинство и Великодушие, руки — Щедрость и Великолепие, ноги — Пригожесть и Скромность. Целое же есть Умеренность и Честность, Приятность и Величие. О дивная красота! Сколь прекрасна для созерцания. Мой добрый Лоренцо, нимфа столь благородная полностью отдана в твою власть (вновь обыгрывается брачная тема. — Прим. авт.). Если ты сочетаешься с ней браком и назовешь ее своею, она сделает твои годы сладостными, а тебя самого — отцом превосходных детей».
2. Три грации. Это спутницы Венеры. Фичино называет их Чувством, Интеллектом и Волей. «И поскольку, — пишет он, — оно [чувство] не является мыслительным актом, то одну из граций рисуют с лицом, обращенным к нам, как бы двигающуюся вперед и не собирающуюся идти назад; двух других, так как они относятся к интеллекту и воле, которым свойственна функция размышления, изображают с лицом, обращенным назад, как у того, кто возвращается».
3. Меркурий. Посланник богов изображен в крылатых сандалиях. Он был сыном нимфы Майи, в честь которой в латинском языке назван месяц май, в котором состоялась свадьба Лоренцо ди Пьерфранческо. С помощью кадуцея (жезла, оплетенного змеями) он разгоняет тучи, чтобы ничто не омрачало весеннего настроения сада Венеры. Считается, что в образе Меркурия Боттичелли изобразил Лоренцо Медичи, заказчика картины.
4. Зефир и нимфа Хлорида. Это иллюстрация к отрывку из поэмы Овидия «Фасты» — западный ветер Зефир гонится за Хлоридой и овладевает ею: «Как-то весной на глаза я Зефиру попалась; ушла я, / Он полетел за мной: был он сильнее меня… / Все же насилье Зефир оправдал, меня сделав супругой, / И на свой брачный союз я никогда не ропщу». После замужества Хлорида (изо рта у нее вьется барвинок — символ верной любви) превратилась в богиню Весны и цветов, которую Боттичелли изображает тут же, тем самым используя прием симультанности — одновременного изображения следующих друг за другом событий.
5. Весна. К ней относятся следующие строки из «Фаст»: «Весна — это лучшее время: / В зелени все дерева, вся зеленеет земля. / Сад плодовитый цветет на полях, мне в приданое данных... / Сад мой украсил супруг прекрасным цветочным убором, / Так мне сказав: «Навсегда будь ты богиней цветов!» / Но перечесть все цвета на цветах, рассеянных всюду, / Я никогда не могла: нет и числа их числу». На картине Боттичелли Весна разбрасывает розы, как было принято на богатых флорентийских свадьбах. Ее платье расшито красными и синими васильками — символами приветливости и добродушия. Также можно разглядеть в венке на шее Весны землянику — символ нежности, ромашку — символ верности и лютик — символ богатства.
6. Амур. Спутник богини любви. Он с завязанными глазами (любовь слепа) целит огненной стрелой в одну из граций. Возможно, в образе Купидона Боттичелли изобразил себя. 
А Кончаловский о весне и картине:
«Как ни гнетет рука судьбины,
Как ни томит людей обман,
Как ни браздят чело морщины
И сердце как ни полно ран;
Каким бы строгим испытаньям
Вы ни были подчинены,-
Что устоит перед дыханьем
И первой встречею весны!

Весна... она о вас не знает,
О вас, о горе и о зле;
Бессмертьем взор ее сияет,
И ни морщины на челе.
Своим законам лишь послушна,
В условный час слетает к вам,
Светла, блаженно-равнодушна,
Как подобает божествам…»

(«Весна», 1838, Фёдор Тютчев).
***

На фото:
«Весна» (1482, Галерея Уфицци, Флоренция) - картина кисти великого итальянского живописца эпохи Возрождения Сандро Боттичелли (настоящее имя Алессандро ди Мариано ди Ванни Филипепи, 1 марта ок.1445 - 17 мая 1510).
Сегодня, 1 марта, 571 год со дня его рождения.
***

«Читаем картину справа налево: Зефир, колючий ветер марта, похищает и овладевает нимфой Клорис, на которой позже женится и превращается в божество; она становится богиней весны, вечной носительницей жизни, и рассеивает розы по земле…»
(Элена Капретти, из книги «Великие мастера итальянского искусства», 2001).
***

«Из всех писателей, говоривших о Боттичелли, Беренсон точнее других определил его художественный гений. Он называет его "величайшим художником линии из всех, какие только существовали в Европе». Ритм линии есть то, чем велик Боттичелли, в чем он ни с кем не сравним. Только при взгляде на его картины можно понять, чем является в живописи этот высокий и редкий дар. "Чтобы удержать глаз на плоскости, не давая ему искать глубины, чтобы всецело удержать внимание на ритме, Боттичелли берет все формы в движении", - говорит Беренсон. По его мнению, весь мир открывался для Боттичелли в линиях, выражающих движение. Но он не воспроизводил их в тех же точно сочетаниях, какие давала природа и действительность. Он отвлекал их от случайных обстоятельств реальности и свободно располагал эти первичные элементы движения, эти линейные формулы, повинуясь только своему внутреннему чувству ритма.
Таков прием всякого декоративного творчества: Боттичелли строил свои картины из линий, как византийские мозаисты складывали свои композиции из окрашенных стеклышек или как восточные ткачи ткали свои ковры из цветных нитей. Но, добавим, здесь как раз видна пропасть, которая отделяет его от восточных мастеров украшения. Творчество Боттичелли было отвлеченным; его пряжа была неосязаемой, и сотканные из нее уборы были уборы духа (…)
Один из жизнеописателей Боттичелли говорит, что его мадонны и Венеры "производят впечатление утраты, вызывая в нас этим чувство неизгладимой печали... Одни из них утратили небо, другие - землю". В одних Боттичелли отрекся от христианского мира, в других - от языческого. Он заключил себя в тот "средний мир", где "души, недостойные ни ада, ни рая", или, по слову Данте: "che non furon ribelli, ne fur fedeli a Dio, ma per se foro", сгорают священно-бесцельным пламенем творчества.
Он был одним из первых героев нового человечества, обреченного жить под равнодушным небом и на опустошенной земле, усеянной обломками разбитых верований, пророчеств и обещаний. Он первым одиноко встречал утренний туман нового и долгого дня в истории мира под единственным знаменем чистого искусства…»
(Фрагменты главы «Судьба Боттичелли» из книги русского писателя, искусствоведа, переводчика Павла Павловича Муратова (1880-1950гг) «Образы Италии» (т. 1-2, 1911-12, полное изд., т. 1-3, Берлин, 1924)).
А Кончаловский в FB: читать источник