"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

пятница, 26 февраля 2016 г.

Юлия Штутина "Кратчайшая энциклопедия псевдонимов"

Русский XX век в литературных псевдонимах — от Бедного и Белого до Гармодия и Горпожакса 

Сирин и Алконост. Птица радости и Птица печали. Картина Виктора Васнецова. 1896 год

I. Псевдонимы «со значением»

***
Едва ли не важнейший псевдоним для России XX века — Максим Горький. Принадлежал он Алексею Максимовичу Пешкову (1868–1936), писателю и драматургу, выходцу из самых низов общества. Советская власть любила Горького не столько за дарование, сколько за происхождение и жизненный опыт: одаренный самоучка из Нижнего Новгорода провел молодость в странствиях по России и участвовал в нескольких подпольных марксистских кружках. В 1892 году 24-летний Пешков опубликовал свой первый рассказ «Макар Чудра» в тифлисской газете «Кавказ» и подписал его «М. Горький». Впоследствии литера «М.» стала именем «Максим», вероятно, в честь отца писателя.

Значение вымышленной фамилии «Горький» понятно любому читателю первого сборника рассказов и очерков молодого автора (1898): он писал о ворах и пьяницах, матросах и рабочих, о том, что позже сам называл «дикой музыкой труда» и «свинцовыми мерзостями дикой русской жизни». Успех рассказов Горького был ошеломительным: по данным биографического словаря «Русские писатели», только за восемь лет — с 1896 по 1904 год — о писателе было напечатано более 1860 материалов. А впереди у него была долгая жизнь и колоссальная слава. В частности, его родной Нижний Новгород был переименован в Горький в 1932 году, то есть при жизни автора. И огромный город носил имя писателя, точнее, его псевдоним до 1990 года.
Надо заметить, что Алексей Максимович в молодости недолго пользовался псевдонимом Иегудиил Хламида. Под этим именем он написал несколько сатирических фельетонов на местные темы в «Самарской газете» в 1895 году.
***

Первые романы Владимира Набокова (1899–1977) были опубликованы под псевдонимом В. Сирин. В 1920 году будущий писатель приехал вместе с родителями в Берлин. Владимир Дмитриевич Набоков (1869–1922) был крупным политическим деятелем, одним из учредителей Конституционно-демократической партии, и в послереволюционной эмиграции продолжал заниматься политикой, в частности выпускал в Берлине газету «Руль». Неудивительно, что Набоков-младший начал публиковаться под вымышленным именем, иначе читающая публика пришла бы в полнейшее недоумение от обилия В. Набокова в периодике. Под псевдонимом Сирин были напечатаны «Машенька», «Защита Лужина», «Король, дама, валет», журнальная версия «Дара» и несколько других произведений. Значение слова «Сирин» у читателей сомнений не вызывало: печальная прекрасноголосая райская птица.
***
От собственных имени и фамилии отказался Борис Николаевич Бугаев (1880–1934), войдя в анналы русских поэзии, прозы (и стиховедения) как Андрей Белый. Символистский псевдоним для молодого Бугаева придумал Михаил Сергеевич Соловьев, брат знаменитого философа Владимира Соловьева. Считается, что имя Андрей должно было напоминать о первом из призванных апостолов Христа, а Белый — о белом цвете, в котором растворены все цвета спектра.

***
В 1910-х годах выходец из Херсонской губернии Ефим Придворов (1883–1945) стал публиковать стихи под именем Демьян Бедный. Успех его сочинений был так велик, что в честь этого «большевика поэтического рода оружия» (так о нем отзывался Лев Троцкий) старый город Спасск в Пензенской губернии в 1925 году переименовали в Беднодемьяновск, и под этим названием, надолго пережившим славу пролетарского поэта, город просуществовал до 2005 года.

***
Писатель Николай Кочкуров (1899–1938) выбрал себе говорящий псевдоним с саркастическим оттенком: под именем Артем Веселый в конце 1920-х — начале 1930-х годов он опубликовал несколько популярных в те десятилетия книг о революции и Гражданской войне (роман «Россия, кровью умытая», повесть «Реки огненные», пьесу «Мы»).

***
Ученик Максима Горького Алексей Силыч Новиков (1877–1944), побывавший на русско-японской войне в качестве матроса, прибавил к собственной фамилии одно тематическое слово и стал известен как писатель-маринист Новиков-Прибой. Его перу принадлежат роман «Цусима» (1932), один из самых популярных военно-исторических романов в СССР, и ряд рассказов и повестей. Примечательно, что дебютировал Новиков-Прибой как автор двух очерков о Цусимском сражении, напечатанных под псевдонимом А. Затертый.


II. Псевдонимы экзотические и мистификации


Елизавета Ивановна Дмитриева. 1912 год
Одной из самых известных литературных мистификаций начала XX века была Черубина де Габриак. Под этим именем в 1909 году в символистском журнале «Аполлон» печатала свои стихи Елизавета Ивановна (Лиля) Дмитриева (в замужестве Васильева, 1887–1928). Ей покровительствовал Максимилиан Волошин (чья, к слову, настоящая фамилия — Киреенко-Волошин). Вместе им удалось создать обаятельную и таинственную литературную маску, и «Аполлон» во главе с Сергеем Маковским опубликовал два цикла стихотворений юной и знатной испанки-затворницы Черубины. Вскоре мистификация раскрылась, одним из неожиданных последствий этого разоблачения стала дуэль Николая Гумилева, ранее ухаживавшего за Васильевой, и Максимилиана Волошина на Черной речке (из всех мест Петербурга!). К счастью для русской поэзии, этот поединок завершился бескровно. Интересно, что Вячеслав Иванов, в «Башне» у которого бывала и сама Дмитриева, согласно воспоминаниям Волошина, сказал: «Я очень ценю стихи Черубины. Они талантливы. Но если это — мистификация, то это гениально».
***
В середине 1910-х годов в московских изданиях регулярно печатали стихи, фельетоны и пародии язвительного Дон-Аминадо. Это экзотическое имя выбрал себе Аминад Петрович Шполянский (1888–1957), юрист и литератор, мемуарист. Его пародии на известных поэтов начала века, включая Бальмонта и Ахматову, пользовались большим успехом. После революции Шполянский эмигрировал. Его афоризмы, популярные у читателей эмигрантской русскоязычной периодики, вошли в сборник «Нескучный сад» как единый цикл, озаглавленный «Новый Козьма Прутков».

***
По разряду экзотических должен проходить псевдоним Александра Степановича Гриневского (1880–1932): автор неустаревающих романтических повестей «Алые паруса» и «Бегущая по волнам», создатель звучных вымышленных городов Зурбаган и Лисс подписывал свои книги короткой иностранной фамилией Грин.

***
Имя Надежды Александровны Бучинской, урожденной Лохвицкой (1872–1952) мало что говорит современному читателю, но ее псевдоним — Тэффи — известен гораздо лучше. Тэффи — один из самых колких авторов в русской литературе, автор неподражаемой «Демонической женщины» и многолетний сотрудник «Сатирикона», главного юмористического журнала дореволюционной России. В рассказе «Псевдоним» Тэффи объясняла происхождение этого имени от «одного дурака», потому что «дураки всегда счастливы». Кроме того, выбрав странное, ничего не значащее, но звучное и запоминающееся слово, писательница обошла традиционную ситуацию, когда женщины-литераторы скрываются за мужскими псевдонимами.

***
Даниил Иванович Ювачёв (1905–1942) пользовался десятками псевдонимов, но самый известный из них — Хармс. Сохранилась анкета, которую заполнил в 1925 году поэт. Своей фамилией он назвал Ювачёв-Хармс, а на вопрос, есть ли у него псевдоним, ответил: «Нет, пишу Хармс». Исследователи связывали это короткое, запоминающееся слово с английским harm («вред»), французским charme («очарование»), санскритским dharma («религиозный долг, космический закон и порядок») и даже с Шерлоком Холмсом.

***
В раздел экзотических псевдонимов просто обязан попасть Гривадий Горпожакс. Перу этого автора принадлежит, увы, всего одно произведение — пародия на шпионский роман под названием «Джин Грин — неприкасаемый» (1972). За невозможным Гривадием скрывались сразу три автора: поэт и сценарист Григорий Поженян (1922–2005), военный разведчик и писатель Овидий Горчаков (1924–2000) и не кто иной, как сам Василий Аксенов (1932–2009). Пожалуй, после Козьмы Пруткова это самый яркий коллективный литературный псевдоним.


III. Перелицованные фамилии, или анаграммы


И. Репин и К. Чуковский. Шарж Маяковского из альбома «Чукоккала». 1915 год
Почти наверняка самый-самый массовый автор XX века из писавших на русском языке — это Корней Чуковский: в России трудно вырасти без «Айболита» и «Телефона», «Мухи-Цокотухи» и «Мойдодыра». Автора этих бессмертных детских сказок при рождении звали Николай Васильевич Корнейчуков (1882–1969). Он еще в молодости из своей фамилии создал вымышленные имя и фамилию, а через несколько лет добавил к ним отчество Иванович. Дети этого замечательного поэта, переводчика, критика и мемуариста получили отчества Корнеевичи и фамилии Чуковские: нечасто встречается такое «глубокое» использование псевдонима.
***
Составлять псевдонимы, переставляя буквы собственного имени, — давняя литературная игра. Например, прославленный баснописец Иван Андреевич Крылов (1769–1844) несколько раз пользовался дикой, но симпатичной подписью Нави Волырк. В XX веке псевдоним-анаграмму выбрал себе Марк Александрович Ландау (1886–1957), более известный как Марк Алданов, автор тетралогии «Мыслитель» о французской революции, трилогии о русской революции («Ключ», «Бегство», «Пещера») и нескольких других больших и малых произведений.

***
Значение псевдонима Гайдар, взятого Аркадием Петровичем Голиковым (1904–1941), классиком советской детской литературы, до сих пор вызывает вопросы. По мнению Тимура Аркадьевича, сына писателя, разгадка такова: «„Г“ — первая буква фамилии Голиков; „ай“ — первая и последняя буквы имени; „д“ — по-французски „из“; „ар“ — первые буквы названия родного города. Г-АЙ-Д-АР: Голиков Аркадий из Арзамаса».


IV. Псевдонимы для публицистики


Иллюстрация из книги «Key to the upper Devonian of southern New York: designed for teachers and students in secondary schools». 1899 годЗубило — инструмент для обработки металла или камня.
Печататься под псевдонимом в качестве литературного критика — давняя журнальная традиция даже по скромным (в хронологическом отношении, не в качественном) российским меркам. И солнце русской поэзии не брезговал подписываться вымышленным именем (Феофилакт Косичкин). Так что к началу XX века псевдонимы публицистов стали только что не обязательным явлением. Скажем, Николай Степанович Гумилев (1886–1921), публикуясь в собственном журнале «Сириус», пользовался псевдонимом Анатолий Грант. А Юрий Карлович Олеша (1899–1960), сотрудничая в прославленном сатирическом отделе газеты «Гудок», подписывался как Зубило.
***
Публицистический псевдоним должен был быть броским, иначе на него могли бы не обратить внимания читатели. Так, поэтесса и писательница Зинаида Гиппиус (1869–1945) подписывала критические статьи в журналах «Весы» и «Русская мысль» как Антон Крайний. Среди личин Валерия Брюсова (1873–1924) были и Аврелий, и Гармодий, и Пентаур. А автор популярных в начале XX века повестей для юношества, историк книги и мемуарист Сигизмунд Феликсович Либрович (1855–1918) печатался в «Вестнике литературы», подписываясь Лукианом Сильным.


V. Псевдонимы «по обстоятельствам»


Иван III разрывает ханскую грамоту. Картина Алексея Кившенко. 1879 год
Семнадцатилетняя Анна Андреевна Горенко (1889–1966) не рискнула публиковать первые стихотворения под своим именем и взяла в качестве псевдонима фамилию прабабушки — Ахматова. Под татарским именем она и осталась в литературе. В автобиографическом очерке «Будка», написанном в 1964 году, она остановилась на важности этого имени для истории: «Моего предка хана Ахмата убил ночью в его шатре подкупленный русский убийца, и этим, как повествует Карамзин, кончилось на Руси монгольское иго».
***
Оба автора «Двенадцати стульев» и «Золотого теленка» писали под псевдонимами. Евгения Петрова (1902–1942) в действительности звали Евгением Петровичем Катаевым, он был младшим братом Валентина Катаева (1897–1986) и предпочел стать знаменитым под вымышленным (полувымышленным в его случае) именем. Илья Ильф (1897–1937) при рождении получил имя Илья Арнольдович Файнзильберг, но сократил его почти до инициалов — Иль-ф.

***
Отдельную главу в рассказе о псевдонимах должны составить писатели, изменившие свои немецкие, польские, еврейские фамилии на русские. Так, автор «Голого года» и «Повести непогашенной луны» Борис Пильняк (1894–1938) при рождении носил фамилию Вогау, но изменил ее для публикации первых юношеских сочинений и в дальнейшем печатался только под вымышленной фамилией, означающей жителя деревни, где пилят лес.

*** Викентий Викентьевич Вересаев (1867–1945), автор неустаревающих «Записок врача», происходил из старой шляхетской семьи Смидовичей; крупный деятель большевистского движения и партийный начальник в советское время Петр Смидович — троюродный брат писателя.
***
Путешественник Василий Янчевецкий (1874–1954), занявшись исторической беллетристикой и преуспев на этой ниве, сократил свою фамилию до Ян. Под этим именем его и знают читатели «Огней на курганах», «Чингисхана» и «Батыя».

***
Автор «Двух капитанов» Вениамин Александрович Каверин (1902–1989) родился в семье Зильберов, но, вступив на литературное поприще, позаимствовал фамилию у друга А. С. Пушкина, удалого гусара и повесы Петра Каверина. Замечательно, что диссертацию в Ленинградском университете Зильбер защитил по Осипу Сенковскому, популярнейшему в середине XIX века литератору, прославившемуся под псевдонимом Барон Брамбеус. А уж Осип Иванович был мастер псевдонима: он подписывался, среди прочего, «Иваном Ивановым сыном Хохотенко-Хлопотуновым-Пустяковским, отставным подпоручиком, помещиком разных губерний и кавалером беспорочности» и «доктором Карлом фон Биттервассером».  

Источники
  • Масанов И. Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей.
    М., 1956–1960.

  • Русские писатели. 1800–1917. Биографический словарь.
    М., 1989–2007.