"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

воскресенье, 31 января 2016 г.

В январе - 184 года со дня рождения русского художника-пейзажиста Ивана Ивановича Шишкина (25 января 1832 - 20 марта 1898).


На фото - «Портрет И.И. Шишкина» кисти И.Н.Крамского (1873, Третьяковская галерея, Москва, Россия) и картины Ивана Ивановича Шишкина:
1. «На даче (Около дачи)», 1894.
2. «Лесная сторожка», 1892.
3. «Рожь «, 1878.
4. «Первый снег» 1875
5. «На севере диком», 1891.
6. «Дубовая роща», 1887.
7. «Прогулки в лесу» , 1869.
8. «Вечер», 1871.
 Фрагменты из статьи ленинградской писательницы Е.И. Фортунато «Встречи в пути». «Нева», 1957, № 12

«На даче в Преображенском (теперь Толмачево) мне сказали, что в соседнем домике живет Иван Иванович Шишкин с дочерью-подростком.
Я едва дождалась утра, чтобы пойти поискать Шишкина и посмотреть, как он работает.

За два месяца моего пребывания в Преображенском дня не проходило, чтобы я но виделась с Шишкиным. Мы встречались как старые знакомые, почти как друзья.
- Работать! Работать ежедневно, отправляясь на эту работу, как на службу. Нечего ждать пресловутого «вдохновения»... Вдохновение - это сама работа! - говорил Иван Иванович.

- Знаете, как работает Золя? Пишет ежедневно в определенные часы и определенное количество страниц. И не встанет из-за стола, пока не закончит положенного им на этот день урока. Вот это труженик! А как он изучает материал прежде чем начать писать! Как он знакомится со всеми деталями того, что собирается описывать!
Так работал и сам Шишкин. Работал ежедневно, тщательно. Возвращался к работе в определенные часы, чтобы было одинаковое освещение. Я знала, что в 2 - 3 часа пополудни он обязательно будет на лугу писать дубы; что под вечер, когда седой туман ужо окутывает даль, он сидит у пруда, пишет ивы; и что утром, ни свет ни заря, его можно найти у поворота дороги в деревню Жельцы, где катятся сизые волны колосящейся ржи, где загораются и потухают росинки на придорожной траве.
Шишкин ко мне привык и как будто даже ценил мой настойчивый интерес к его работе. Стою, бывало, рядом с ним и восхищаюсь. На холсте яркими красками оживают небо, река, кустарник, лес...
- Иван Иванович, знаете, лес у вас более настоящий, чем в природе.
Он смеется.
Я не знаю человека, так влюбленного в наш русский лес, как был влюблен в него Иван Иванович Шишкин.

Помню, однажды меня застигла в лесу гроза. Сначала я пыталась укрываться под елями, но тщетно. Скоро холодные струйки потекли по моей спине. Гроза промчалась, а дождь лил с прежней силой. Пришлось идти домой под дождем. Свернула по тропинке к даче Шишкина, чтобы сократить путь. Вдали, над лесом, сквозь густую сетку дождя светит яркое солнце.
Я остановилась. И тут на дороге, возле дачи, увидела Ивана Ивановича. Он стоял в луже, босиком, простоволосый, вымокшие блуза и брюки обленили его тело.
- Иван Иванович! Вы тоже попали под дождь?
- Нет, я вышел под дождь! Гроза застала меня дома... Увидел в окно это чудо и выскочил поглядеть. Какая необычайная картина! Этот дождь, это солнце, эти росчерки падающих капель... И темный лес вдали! Хочу запомнить и свет, и цвет, и линии.

Помню еще один случай. Я ходила в деревню Жельцы по каким-то хозяйственным делам. Жара была адова. Раскаленный песок на дороге буквально обжигал ноги. Я решила свернуть напрямик через поло. Шла очень быстро, опустив голову.
Остановил меня терпкий запах ромашки. Я опустила глаза и чуть не вскрикнула: все поле было сплошь покрыто ромашкой. Земля нигде даже не сквозила между сочными, сильными кустами с ярко-зеленой листвой и громадными звездами цветов. Можно было подумать, что ромашку посеяли здесь намеренно. А ведь это был пар, и ромашки, упорные и сильные сорняки, вероятно, мало радовали хозяев этого ноля. Но что за прелесть!

- Что за красота! - услышала я как бы в ответ своим мыслям.
Иван Иванович стоил у самого края поля, не отрывая глаз от ликующих цветов.
- Я - случайно,- начала я.
- А я второй раз прихожу. Дочь открыла эту прелесть и прибежала в венке из ромашек. Осторожнее! Вы чуть не раздавили! - И, нагнувшись, он выпрямил примятый мною роскошнейший куст.

Таким - влюбленным в каждый цветок, в каждый кустик, в каждое деревцо, в наш русский лес и полевые равнины - я всегда вспоминаю Ивана Ивановича Шишкина».

 Ответы художника Ивана Шишкина на вопросы «Петербургской газеты», 10 января 1893 г. (№ 9)

«Главная черта моего характера?
Прямота, простота.
.
Достоинство, предпочитаемое мною у мужчины?
Мужество, ум.
.
Достоинство, предпочитаемое мною у женщины?
Честность.
.
Мое главное достоинство?
Откровенность.
.
Мой главный недостаток?
Подозрительность. Мнительность.
.
Мой идеал счастья?
Душевный мир.
.
Что было бы для меня величайшим несчастьем?
Одиночество.
.
Кем бы я хотел быть?
Действительно великим художником.
.
Страна, в которой я всегда хотел бы жить?
Отечество.
.
Мои любимые авторы-прозаики?
Аксаков, Гоголь, Толстой как беллетрист.
.
Мои любимые поэты?
Пушкин, Кольцов, Некрасов.
.
Мои любимые композиторы и художники?
Шуман и Серов.
Пища и напитки, которые я предпочитаю?
Рыба и хороший квас.
.
Мои любимые имена?
Имена моих детей.
.
Как я хотел бы умереть?
Безболезненно и спокойно. Моментально.
.
Мое состояние духа в настоящее время?
Тревожное.
.
Недостатки, к которым я отношусь наиболее снисходительно?
Те, которые не мешают жить другим.
.
Что меня теперь больше всего интересует?
Жизнь и ее проявления, теперь, как всегда. Положение дел в Европе.
.
Мой девиз?
Быть русским. Да здравствует Россия»