"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

четверг, 10 июля 2014 г.

Георгий Адамович « Бунин. Воспоминания»


«…некоторые замечания врезались мне в память, особенно те, которые относятся к языку и стилю.
   Однажды, отвечая Ивану Алексеевичу на вопрос, из-за чего поссорились два молодых парижских поэта, я сказал:
   - Недоразумение у них произошло на почве...
   Бунин поморщился, и перебил меня:
   - На почве! Бог знает как все вы стали говорить по-русски. На почве! На почве растет трава. Почва бывает сухая или сырая. А у вас на почве происходят недоразумения.
   Я возразил, что если нельзя употребить слово "почва" в переносном значении, то нельзя сказать, например, "мне улыбнулось счастье" или даже "он вспыхнул". Бунин спорить не стал.
  - Да, да, конечно... Я ведь и сам иногда так говорю. Но неужели вы не чувствуете, что это "на почве" звучит по-газетному? А хуже нашего теперешнего газетного языка нет ничего на свете…
***
- Вы, я слышал, сомневаетесь, не начать ли писать по-французски? Что же, дело ваше. Но послушайте старика, бросьте эти затеи, хотя я и понимаю, как они соблазнительны... Пишите на том языке, с которым родились и выросли. Двух языков человек знать не может. Понимаете, знать, чувствовать всякую мельчайшую мелочь, всякий оттенок... Что, можете вы, например, подмигнуть читателю по-французски?

***
Какие болтуны, какие вруны все эти наши критики, я только руками развожу! Нет, не только теперь, а и прежде, еще тогда, когда царил Михайловский. Выдумали, что в каждой повести каждый человек должен, видите ли, говорить особым своим языком, упрекают, если этого нет... А скажите, разве в жизни каждый действительно говорит особым языком, замечали вы это? Да, правда, министр говорит так-то, а младший дворник иначе. Но чтобы решительно все люди говорили по-разному, каждый по-своему - - это сущий вздор. Да и не так это легко, говорить по-своему, пусть критики сами попробуют! 
   Помолчав, Бунин добавил:
   - Я думаю, что скорей интонация у каждого человека своя. Один скажет "идет дождь" так-то, другой скажет "идет дождь" иначе. Но в книге-то будут те же слова "идет дождь", и только по общему характеру человека, если романисту удалось его хорошо изобразить, мы эту интонацию мысленно восстанавливаем…»