"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

четверг, 15 мая 2014 г.

Латинские названия растений. Зайцегуб, вороний глаз и медвежье ушко

Ива ушастая (Salix aurita L.).

Автор: кандидат биологических наук Лариса Аксёнова.

И цветок с удивленьем смотрел на своё отраженье
и как будто пытался чужую премудрость понять.
Н. Заболоцкий

Многие из нас задаются вопросами: способны ли растения, как и мы, слышать музыку, видеть окружающий мир, чувствовать прикосновение, улавливать запахи? На некоторые из этих вопросов современная наука уже способна ответить — и не всегда утвердительно. В телепередачах нет-нет да и расскажут о том, что растения лучше растут под классическую музыку, а хард-рок подавляет их рост. Но учёные до сих пор не смогли экспериментально подтвердить такие наблюдения. Вместе с тем надежды на то, а вдруг растения всё же могут чув-ствовать, нашли отражение в их народных и научных названиях.
Ива ушастая — один из многочисленных видов ив, чаще всего встречается по берегам рек. Прилистники ивы ушастой (парные симметричные выросты по бокам в основании листьев) по форме и «фактуре» напомнили великому натуралисту и систематику Карлу Линнею (мы рассказывали об этом замечательном учёном в № 7 за 2012 год) ушные раковины, за что дерево и получило от него в награду своё латинское название — Salix aurita L. Прилагательное aurita образовано от латинского auris — ухо (во множественном числе — aures, уши).
Другое растение, которое Линней наделил «ушками», — примула ушковая, Primula auricula L., — за её блестящие светло-зелёные, свёрнутые «ушками» листочки. 
Примулу ушковую часто называют просто аурикулой. В XVI—XVIII веках это было одно из самых популярных оранжерейных растений Англии, такое же общенациональное достояние, как тюльпан для голландцев. Селекционеры получили много красивейших сортов, лишь некоторые из них сохранились до наших дней. У современных цветоводов вновь пробуждается интерес к этому растению. Выращивают его и в России, но наши климатические условия для аурикулы слишком суровы, и в открытом грунте она не всегда может пережить холодные зимы.
Слово auricula — уменьшительно-ласкательная форма от auris. Вспомните знакомые из курса биологии термины: орган и органелла. Суффикс -елл позаимствован из латыни и указывает на то, что органелла — это миниатюрный орган. (К органеллам мы относим митохондрии, хлоропласты, ядро — «внутреннюю начинку» клеток.)
«Qui habet aures audiendi, audiat» — имеющий уши (aures), чтобы слышать, да услышит — гласит знаменитая латинская поговорка. Какие из этих латинских слов вам знакомы? Возможно, audiendi и audiat, образованные от слова audio, что означает «слушать». В качестве примера использования их в повседневной речи можно привести слово «аудиозапись» — запись, которую можно слушать.
Не только в научных, но и в народных названиях растений отразилось желание наделить их свойствами представителей животного мира. Толокнянка обыкновенная (Arctostaphylos uva-ursi L., Spreng.) — медвежьи ушки — мелкий кустарничек, родственник брусники, растёт на севере европейской части России, в Сибири, на Дальнем Востоке. 
И хотя он даёт мелкие красные ягодки, похожие на ягоды брусники, питаются ими преимущественно лесные звери и птицы. На Руси медвежьи ушки ценили (и до сих пор ценят), прежде всего, за их целебную силу, сосредоточенную в листьях. Наверное, в старину, когда в лесах было много медведей, которые не прочь полакомиться лесной ягодой и попугать забредших на их территорию людей, собирателям трав нужно было быть всегда настороже. И листья толокнянки напоминали не только своим видом, но и наречённым названием, что надо прислушаться: а вдруг где-то поблизости прохаживается «лесной хозяин»?
Из научного названия — Arctostaphylos uva-ursi действительно можно сделать вывод, что медведю нравились ягоды толокнянки. Наверное, на всякий случай это повторено и по-латыни: uva — виноград, ursus — медведь, и по-гречески: arktos — медведь, staphyle — виноградная кисть, то есть «медвежий виноград».
Как мы уже говорили, к сожалению (или к счастью), слышать растения не могут. А вот видеть — пожалуйста. Хотя у них нет глаз, как у нас, и то, что «видят» растения, в значительной мере отличается от того, что видим мы. Впервые одну из сторон этого явления описал в XV веке знаменитый художник и учёный Леонардо да Винчи и назвал его гелиотропизмом (от греческих слов Helios — Солнце и tropos — поворот, направление), что означает «движение в сторону Солнца». 
Тот, кто наблюдал поле цветущих подсолнухов, поворачивающих «головы» своих соцветий на рассвете и на закате к солнышку, знает, как это красиво. И русское, и латинское названия подсолнечника по смыслу совпадают: Helianthus — солнечный цветок.
Известно, что цветки у многих растений умеют не только «обращать свой взор» к Солнцу, но и «просыпаться» во вполне определённое время суток. Это подметил ещё Карл Линней. Он придумал цветочные часы. Идея состояла в том, что если высадить растения на клумбу по кругу в зависимости от того, когда раскрываются и закрываются их цветки, то по ним можно сверять время. Раньше всех, в 4 часа утра, «открывают глаза» цикорий и шиповник. Вслед за ними — в 5 часов — «просыпается» гвоздика-травянка, которую в народе за поразительную точность и сходство цветка с циферблатом механических часов прозвали «часиками». Затем — примерно в 7 часов утра — раскрываются цветки у картофеля, а в 8 часов — у бархатцев. В девять утра наступает время для календулы. Надо сказать, что учёные даже провели эксперимент и специально держали растения в темноте, но они всё равно сохраняли свой ритм и раскрывали цветки в положенное время.
Ближе к вечеру, в 18—19 часов, «просыпается» мирабилис — «ночная красавица», она же «ночная фиалка», источающая нежный аромат. Родовое латинское название Mirabilis соответствует восторгу тех, кто выращивал этот цветок. Оно означает «изумительный», «необыкновенный».
Некоторые растения открывают свои цветки только ночью. Среди них кактус селеницереус (Selenicereus Britt. et Rose, от греческого selene — луна и латинского cereus — восковой), который называют иногда «царицей ночи». Если переводить дословно, то этот необычайной красоты цветок с утончённым запахом следует называть по-русски — луносвечевик. Но название не очень-то прижилось в нашем языке, и мы именуем его «селеницереус» (вспомните папоротник полиподиум—многоножку, см. «Наука и жизнь» № 7, 2012 г.).
И хотя в народе окрестили фиалку трёхцветную (Viola tricolor L.) анютиными глазками, а вороний глаз (Paris quadrifolia L.) даже учёные называют вороньим глазом, в основе способностей растений «видеть» лежат совсем другие биохимические и физиологические принципы, отличные от таковых у животных. Растения не умеют различать предметы, но могут «почувствовать» тень и яркое Солнце, понять, что наступила ночь, что осенние дни короче летних.
Про глаза и уши у растений мы теперь знаем, а вот есть ли у растений орган вкуса — язык? Может, вы слышали, что некоторые растения — хищники и вполне могут питаться насекомыми: комарами и мухами? К насекомоядным растениям относят маленькую жительницу наших болот — росянку, по-латыни Drosera (см. «Наука и жизнь» № 7, 2011 г.).
Ворсинки на её листочках выделяют липкую жидкость, близкую по составу к желудочному соку человека. Если комар сядет на такой листочек, он приклеится к нему. После этого листочек свернётся, спеленав комара, а жидкость начнёт разъедать и растворять его. Затем переваренные питательные вещества, которые удалось росянке добыть из комарика, всасываются поверхностью листа. Непереваренные «останки» бедного насекомого растение «выплёвывает» наружу, раскрыв лист через несколько дней после удачного улова. Весь процесс питания росянки впервые подробно описал в XIX веке английский натуралист Чарльз Дарвин. Ему хватило терпения пятнадцать лет вести наблюдения за этими прожорливыми представителями растительного мира, подкармливая их сырым мясом.
Помимо росянки есть среди растений и другие любители полакомиться насекомыми. Назовём лишь венерину мухоловку (Dionaea muscipula) и непентес (Nepenthes).
Непентес (Nepenthes).

В Средней полосе России их иногда можно встретить в цветочных магазинах и оранжереях ботанических садов. Некоторым удачливым цветоводам удаётся выращивать зелёных «гурманов» дома, на подоконнике. Эти растения «едят» насекомых по одной-единственной причине: в местах их естественного произрастания в почве мало азота, который необходим для производства белков — «строительных блоков» растительного организма. Без них невозможны рост и развитие.
Однако, как всегда бывает, бедокурят одни, а страдают другие. Лишь за некоторое внешнее сходство получили свои названия совсем безобидные растения: зайцегуб (Lagochilus inebrians Bunge, от греческого lagos — заяц и chelios — губа и латинского inebrians — опьяняющий); воловий язык (Pulmonaria angustifolia L.), или медуница узколистная (воловий язык — народное название); зубянка (Dentaria bulbifera L.) от латинского dens — зуб) и даже собачий клык (Erythronium dens-canis L., от греческого erythros — красный и onyma — имя, от латинского dens — зуб и canis — собачий).

 Зайцегуб опьяняющий (Lagochilus inebrians Bunge).


 Медуница узколистная (Pulmonaria angustifolia L.).


Зубянка клубненосная (Dentaria bulbifera L.).

А как у растений обстоит дело с осязанием? Чувствуют ли они прикосновение? Здесь уже названия не введут нас в заблуждение.
Мимоза стыдливая (Mimosa pudica L., от латинского mimicus — мимический, движущийся без звука и pudica — стыдливая) начинает складывать свои листочки всего через 0,08 секунды после прикосновения и успевает их полностью сложить за одну секунду, а недотрога железистая (Impatiens glandulifera Royle, латинское название полностью совпадает с русским), недолго думая, сразу «стреляет» семенами. Причём дальность стрельбы может составлять до 6 метров.
Но в буквальном смысле всех переплюнул бешеный огурец (Ecballium elaterium L.).

Его родовое название происходит от латинского ex-ballisto — сбить камнемётом, метательным снарядом. А видовой эпитет elatio в латинском языке имеет несколько значений — порыв, полёт и даже похороны. Внутри его плода при созревании развивается осмотическое давление 1,5 МПа, и плодоножка, к которой прикреплён плод, при прикосновении отскакивает как пробка от бутылки шампанского. Семена отлетают на расстояние более 12 метров, а содержимое плода (очень горькое на вкус) разбрызгивается на незадачливого любителя потрогать незнакомые растения (см. «Наука и жизнь» № 5, 2010 г.). Бешеный огурец растёт на Черноморском побережье Крыма, в Средиземноморье. Местные жители знают о его коварстве, а вот туристы могут поплатиться, получая таким способом новые знания о том, что «чувствуют» растения.

Подробнее см.: http://www.nkj.ru/archive/articles/21326/ (Наука и жизнь, Зайцегуб, вороний глаз и медвежье ушко)