"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

понедельник, 19 мая 2014 г.

18 мая 1048 года родился Омар Хайям

«Вчера» уже прошло, и вспоминать не стоит.
И «завтра» днем надежд воображать не стоит.
От «завтра» и «вчера» подмоги ждать нельзя.
Сегодня веселись! Жизнь обижать не стоит.

Биография Омара Хайяма известна исследователям достаточно подробно несмотря на то, что великий перс жил почти тысячу лет назад. Полное имя поэта - Гияс ад-Дин Абу-л-Фатх Омар ибн Ибрахим Хайям Нишапури: Гияс ад-Дин переводится как «Плечо Веры» и указывает на доскональное знание Хайямом Корана (священную книгу он начал читать с 4-летнего возраста, а в 8 уже знал наизусть), Абу-л-Фатх означает «отец-завоеватель», Омар ибн Ибрахим - это, собственно, имя и отчество: Омар, сын Ибрахима, Хайам — фамилия, произошедшая от слова «хайма» — палатка, так как его отец был палаточником (шил палатки шатры). Наконец, Нишапури — это название города, в котором родился Омар Хайям.

В чем же секрет бессмертия рубаи Омара Хайяма? Поэт прославлял величие человеческого духа, и его стихи проникнуты верой в бессмертие творческого разума человека. Кроме того, в составлении рубаи Хайям использовал тайный язык суфии, так что многие четверостишия до сих пор не поняты до конца.

источник

Когда, закрыв глаза, мы вещим сердцем зрим,
Тогда становится и мир сокрытый — зрим.
Сумей однажды взгляд поднять над здешним миром —
Возможно, и душой ты воспаришь над ним.

Не может Разум наш на все найти ответ,
А Сердце всякий раз удачный дать совет.
В толпе подскажут путь куда тебе угодно…
Но не в Страну Любви. Проводников там нет.

Мы видим частности, а в главном слепы мы;
Насколько же мудры и как нелепы мы!
По частностям — сойдем за Смертью в склепы мы;
По главному — взойдем за Жизнью следом мы.

У сердца тайна есть, и пусть она хранится
Сокрытой от людей, как сказочная птица,
Как капелька дождя, которой суждено
Лежать в жемчужнице и перлом становиться.

Кому судьба дает вино познанья пить,
Тот, кроме Истины, обязан все забыть;
Кому дает язык, тех обделяет зреньем,
Обретшему глаза немым придется быть.

Жизнь — пустыня, по ней мы бредем нагишом.
Смертный, полный гордыни, ты просто смешон!