"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

среда, 26 февраля 2014 г.

СУДАРЬ, ГОСПОДИН, ГРАЖДАНИН: ПОЗВОЛЬТЕ К ВАМ ОБРАТИТЬСЯ

При обращении к другим людям очень важно выбрать правильную форму. Впрочем, в русском языке одна и та же форма обращения может восприниматься по-разному в зависимости от ситуации.
В царской России существовало несколько десятков разных обращений, причем некоторые из них даже регламентировались законодательно. Так называемая «Табель о рангах» представляла собой иерархию из 14 государственных чинов, и обращаться к ним следовало по-разному: от «Ваше высокопревосходительство» для высших до «Ваше благородие» для низших разрядов. Обиходными уважительными формами могли быть «Ваша честь», «Ваша милость» или «Милостивый государь»; сокращенный вариант последней формы – «Сударь» (женский вариант – «Сударыня») – стал наиболее популярной обыденной формой обращения независимо от чина. Широко использовались и слегка ироничные (сохраняющие оттенок уважительности, но лишенные пафоса) формы: «Батюшка», «Почтенный», «Милейший», «Голубчик».
Революция 1917 года уничтожила сословное деление общества, и все принятые формы обращения друг к другу сразу стали архаичными. Герой фантастической повести Михаила Булгакова «Собачье сердце» (действие которой происходит в 20-е, послереволюционные годы) профессор-хирург Преображенский, превративший подобранную на улице собаку в человека, говорит своему подопечному: «Я и доктор Борменталь будем называть вас «господин Шариков»» – на что тот реагирует обиженно: «Я не господин, господа все в Париже» (имея в виду массовую русскую эмиграцию). Допустимыми остались практически только две формы: общеупотребительная (и братско-доверительная) «Товарищ» и применяющаяся в официальных ситуациях (когда подчеркивается дистанция между говорящими) «Гражданин».
В известном фильме середины 50-х годов «Дело Румянцева» главный герой, которого подозревают в преступлении, обращается к допрашивающему его милиционеру: «Товарищ капитан!» – и получает жесткий ответ: «Тамбовский волк тебе товарищ!». Фраза эта стала популярным ситуативным мемом; «правильным» же обращением в данной ситуации должно было быть «Гражданин начальник!».
В постсоветский период обращение «Товарищ», в свою очередь, стало отчасти архаичным: сейчас оно чаще маркирует принадлежность говорящих к Коммунистической партии. В обиходном же языке образовалась лакуна, некая пустота, которая за двадцать лет адекватно заполниться так и не смогла. И если для официальных ситуаций закрепилась успешно вернувшаяся форма «Господин», то для повседневного обихода такой формы сегодня нет. Попытка еще в позднесоветское время ввести в обыденную речь старое обращение «Сударь» окончилась неудачей, и сегодня чаще всего можно услышать обращения типа «Молодой человек» или «Девушка» – однако для уже немолодых людей они звучат, конечно же, комично, а варианты «Мужчина» или «Женщина» (которые тоже часто можно слышать) выглядят вульгарно. Встречаются своего рода ситуативно-ролевые обращения (например, к таксисту можно иронически обратиться «Командир!» или «Шеф!», а к официанту в ресторане – «Любезный!»), но скорее как исключения.
В ситуации, когда нужно спросить о чем-либо незнакомого человека, говорящий обычно начинает свою речь с неловкого «Извините…». Впрочем, в слове «Извините» присутствует очень важный оттенок: окончание «-те» означает, что обращение делается во множественном числе. И это, пожалуй, самый ключевой момент: независимо от тех или иных вербальных средств принципиальным является то, обращаетесь ли вы к собеседнику на «Ты» или на «Вы». «Вы» – это обязательная вежливая форма обращения к незнакомым, а также к старшим; переход на «Ты» совершается только по совместному желанию и предполагает замену официальных отношений более доверительными (в ситуации застолья при этом, например, символически пьют «на брудершафт»), а если такой переход делается одним из собеседников самовольно, это расценивается как хамство. Впрочем, данное правило не работает в простонародных мужских сообществах, где, напротив, подчеркнутая вежливость не поощряется, а приветствуются грубовато-фамильярные обращения типа «Мужик!», «Братан!» (от «Брат») или «Земеля!» (от «Земляк»).
Есть, однако, примеры несколько парадоксального употребления форм «Ты» и «Вы». Так, в некоторых старых интеллигентских семьях поддерживалась традиция обращаться друг другу на «Вы» – что для внутрисемейного общения выглядит все-таки несколько пафосно и экзотично. Можно вспомнить и своего рода «перекличку» двух русских поэтов: у Пушкина (начало XIX века) есть строка «Пустое «вы» сердечным «ты» она, обмолвясь, заменила», а у Окуджавы (середина ХХ века) – «Зачем мы перешли на ты? За это нам и перепало… На грош любви и простоты, а что-то важное пропало». Иными словами, само по себе обращение на «Ты» или на «Вы» не может оцениваться однозначно, а выбор той или иной формы обусловлен скорее тем, какой смысл вкладывают в эту форму в каждом конкретном случае сами говорящие.
Ну и, конечно же, особое значение в русском языке имеет форма «по имени и отчеству»: при обращении младших к старшим, подчиненных – к начальникам, да и во всех прочих ситуациях, требующих выражения уважительного отношения к собеседнику, говорящий добавляет к имени собеседника имя его отца (в специальной форме): например, «Иван Петрович!» или «Мария Александровна!». При фамильярном же дружеском общении может (скорее иронически) использоваться только отчество (не «Иван Петрович!», а просто «Петрович!»).
  В советское время в руководящих органах Коммунистической партии на всех уровнях существовал довольно странный этикет, при котором друг к другу обращались по имени и отчеству, но при этом на «Ты»: в этой форме проявление официального уважения сочеталось с акцентированием идеологического «братства» и «равенства». А сегодня в некоторых учреждениях, где работают женщины, можно услышать другую «гибридную» форму – типа «Танечка Андреевна!», где уважительность, но некоторая официозность обращения «по имени-отчеству» сглаживается тем, что имя ставится в уменьшительно-ласкательную форму.

Алексей Михеев