"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

четверг, 26 декабря 2013 г.

Артур Гиваргизов. Рассказы

Вся власть педсоветам

Вера Петровна выглянула в окно и увидела, что четвёртый "А" демонстративно стоит на площадке перед входом в школу.
Из окон других кабинетов начали высовываться любопытные учителя.
Вере Петровне стало страшно и радостно, как в детстве, когда она в парке чуть не упала с Чёртова колеса. Не зря она прививала ребятам любовь к справедливости. Вера Петровна вспомнила, как на восьмое марта Павел Тимофеевич подарил ей коробку невкусных конфет, и улыбнулась.
- Ребята! - обратилась Вера Петровна к классу, и голос её задрожал от волнения. - Долой директора школы!!! Павла Тимофеича-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!
- Правильно! - поддержала Серафима Ивановна - учительница по истории. - Вся власть - педсоветам!
- Долой большие перемены!!! - крикнула уборщица тётя Тамара. - А то после этих перемен мусору много! Ура!
- Долой вообще все перемены! - крикнул учитель труда и развернул красное знамя.
- Это Мячиков нас приклеил к асфальту! - крикнула отличница Сереберцева. - Он испытывал новый клей!
- Так вы что, приклеенные? - разочарованно спросила Вера Петровна.
Наступила мёртвая тишина. Учителя ждали: что же ответит Сереберцева.
- Да, - ответила Сереберцева.
- А к директору как относитесь? - спросила Вера Петровна. - И вообще, к правительству?
- Нормально, - зашумел класс. - Поддерживаем.
- Ну и дети пошли! - удивился Игорь Семёнович.
- Тогда ваш случай квалифицируется как обычный прогул! - рассердилась Вера Петровна и с треском захлопнула окно.

О поэзии

Серёжа никогда не мог понять, почему отличница Сереберцева любит стихи.
- Послушай, Сереберцева, - как-то спросил Серёжа, - ну, я понимаю, когда задали, но ты, говорят, и когда не задали, читаешь.
- Читаю, - ответила Сереберцева, - стихи вызывают во мне разные настроения.
- Всё это мы слышали, - усмехнулся Серёжа, - от училки по литературе.
- Не веришь - не надо, - пожала плечами Сереберцева.
- Конечно, не верю, - сказал Серёжа, - но хочу понять. Может, тебе родители за это доплачивают? Признайся, а? Зуб даю, никому не скажу.
- Ничего они мне не доплачивают, - рассердилась Сереберцева, - отстань, а то врежу!
- Ну хорошо, - не унимался Серёжа. - Наша Таня громко плачет, уронила в речку мячик. Э-э-э… Дальше не помню. Что с тобой, Сереберцева?! Ты плачешь?!
- Отстань, Гаврилов, - плакала Сереберцева, - не мог что-нибудь весёленькое прочитать. Теперь весь день буду плакать.
- Вот это да! - поразился Серёжа. - Как действует! Сейчас, Сереберцева, сейчас… М-м-м-м… Коля в деревне нашёл пулемёт… нет, не то. Сейчас, сейчас, потерпи… М-м-м… Маленький мальчик на дерево влез… опять не то. А, вот!!! Вспомнил!!! Тише, Танечка, не плачь, не утонет в речке мяч. Не утонет, Сереберцева!!! Ура!!! Ну как, легче?
- Легче, - шмыгнула носом Сереберцева.