"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

понедельник, 23 декабря 2013 г.

Юлия Винер. Любовь к языкам.

Советский человек и "заграница" (как идея и как реальность), - текст, внешне незатейливый, "просто воспоминания" об увлечении в юности и в молодости иностранными языками с комментарием уже сегодняшней Винер. Но за "незамысловатостью" канвы - сложный разветвленный сюжет самоопределения и самопозиционирования советского по ментальности человека в открывающемся для него мире. Сначала описывается увлечение московской девочки-подростка 50-х Юлии Винер французским языком, потом мечта о встрече советской девочки с "французами" (то есть людьми другого мира), затем – повествование о девушке, легко осваивающей немецкий, но только до того момента, когда "немецкий язык" вдруг стал ощущаться ею "языком немцев", тех самых, рачительно и деловито выстраивавших технологию очистки Европы от неполноценных наций (Освенцим, Майданек и пр.). За немецким последовал польский, бывший для советской интеллигенции 60-х окном в европейскую культуру, и, наконец, - английский с реальным (на три с половиной месяца, и это в конце 60-х!) погружением в английскую жизнь. Разумеется, повествователь открывал для себя Англию, но в не меньшей, а может и в больше степени открывал "себя в Англии" - то, из чего состоял менталитет советского человека.

Из цикла "Былое и выдумки"