"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

среда, 20 ноября 2013 г.

Жанры журналистики: теория и практика. Беседа.

Урок 5.

Беседа, наряду с интервью, является ещё одним жанром журналистики, имеющим диалогическую (полилогическую) форму. Беседа широко использовалась на страницах прессы на протяжении многих лет. Этот жанр можно встретить в журналистике и сегодня.
Иногда жанр беседы отождествляется с жанром интервью. Однако это отождествление необоснованно, хотя у названных жанров и есть общие черты. Прежде всего это двусоставность текста: его части принадлежат разным участникам беседы (интервью); и в беседе, и в интервью есть обмен мыслями, репликами. Тем не менее, между этими жанрами существует очень важное различие, и заключается оно в той роли, которая отводится журналисту-интервьюеру и журналисту-собеседнику. Этот фактор оказывает существенное влияние на содержание текстов интервью и беседы. Если в роли интервьюера журналист может только ставить вопросы, а отвечает на них интервьюируемый и именно он формулирует основное содержание публикации и её характер (в частности, позитивный или негативный), то журналист-собеседник является равноправным создателем содержания будущего текста.
В гостях у баснописца

Фрагмент беседы Жана де Лафонтена и Ивана Крылова, состоявшейся в Санкт-Петербурге в декабре 1807 года в доме у Ивана Андреевича. Свидетелем этой невероятной беседы оказался некий журналист, который и записал разговор двух баснописцев о человеческих обличиях, повадках животных и их Создателе.
К.: Вы утверждаете, господин де Лафонтен, что наша лисица получила чужой сыр вполне заслуженно: она изрядно постаралась для этого – явила удивительную сметливость, дар красноречия, и если б потребовалось для достижения успеха ещё и сплясать – сплясала б. Здесь я вполне с Вами соглашусь. Но это значит, что тот же самый сыр ворона получила незаслуженно, может быть, «за красивые глаза». Или лисица-плутовка со своей низкой лестью – «что за глазки!» - была совершенно права?

Л.: Ах да, «ангельский голосок». Так, по-моему, Вы написали в басне, Иван Андреевич? Вас, очевидно, смущает, что дар Божий даётся произвольно и не находится ответа, почему он был сделан тому или иному лицу. Знаете, мне почему-то всегда казалось, что наш Творец, если и награждает, то не за что-то, не за прошлое или настоящее, а просто – по любви. Это и значит – незаслуженно.

К.: Но тогда согласитесь со мной, что сыр вороне и не нужен. Она услышала из уст лисицы истинную правду – получила, очень странным образом, надо сказать, сам этот дар, - разве не стоит он своего материального воплощения?..