"...читать нужно не для того, чтобы понять других, а для того, чтобы понять себя". Эмиль Мишель Чоран

четверг, 13 июня 2013 г.

Опасны ли для языка чаты, форумы, блоги?

Становление речевой культуры любого человека обусловлено двумя основными факторами. Первый фактор - это языковая среда (речь родных, близких и дальних, которую ребенок слышит с первых дней своего появления на свет; потом мультфильмы и фильмы, которые человек смотрит; книги, которые он читает, и т. п.). Второй фактор связан со специальным обучением литературному русскому языку: родители исправляют речевые ошибки ребенка и обычно учат его читать, но главный и обязательный для всех современных детей обучающий момент - уроки русского языка в школе. Сегодня вступает в жизнь поколение, родившееся уже в постсоветской России. Как изменяется языковая среда, какие перемены происходят в русском языке конца ХХ - начала XXI века?


Перестройка, распад СССР, крушение тоталитарной системы, развитие гласности, свобода слова и самовыражения, появление и развитие интернет-коммуникации, всемирная глобализация, открытие границ и многое другое вносит существенные изменения в понимание того, какая речь является правильной и хорошей, эталонной, а также допустимой или недопустимой. Вопрос о речевой компетентности наших современников встает снова и снова, не теряя своей актуальности.
Что же такое «правильная речь» и «хорошая речь» сегодня и каким может стать соотношение этих понятий в ближайшем будущем?
«Правильная речь» - это речь, соответствующая нормам русского языка. В лингвистике выделяют два типа норм - кодифицированные (закрепленные в специальных изданиях) и узуальные (реально представленные в речи). Языковая среда предоставляет человеку с формирующейся речевой компетенцией преимущественно узуальные нормы, принятые в той языковой среде, в которой он живет и общается. Что же касается кодифицированных норм литературного языка, то овладение ими происходит постепенно - отчасти осознанно, отчасти бессознательно. Основным универсальным средством кодификации норм является, безусловно, школьный учебник. Однако было бы наивно полагать, что нормы усваиваются только из учебников, словарей и справочников. Так, например, правильное написание большинства слов (например, словарных) мы осваиваем не из учебника, а из тех текстов, которые мы читаем.
«Хорошая речь» - это речь, во-первых, целесообразная, то есть соответствующая коммуникативной ситуации, учитывающая, где, с кем и о чем мы говорим, во-вторых, это речь, в которой соблюдены этические и этикетные нормы, а в-третьих, это речь богатая и выразительная.
Как человек обучается хорошей речи? Безусловно, этому процессу способствуют уроки развития речи в школьном курсе русского языка, однако этого недостаточно. Тексты на разные темы в разных коммуникативных ситуациях строятся не столько по предписанным и описанным шаблонам, сколько в соответствии с интуитивными представлениями носителя языка о том, как эти тексты должны быть построены. И эти представления основаны на корпусе чужих текстов, с которыми мы встречались в подобных же коммуникативных ситуациях. Так в общественном сознании складываются типовые модели описания, соответствующие тем или иным жанрам речи.
В раннем возрасте ребенок овладевает в первую очередь нормами разговорной речи, поскольку в разговорной стихии человек живет с самого раннего детства. Кроме речи окружающих, ребенок-дошкольник сталкивается и с другим типом текстов - детскими книгами для младшего возраста. Интересно, что набор книг для этого возраста существенно не изменился: это по-прежнему Владимир Сутеев и Агния Барто, Корней Чуковский и Самуил Маршак, и даже более позднее «Простоквашино» Эдуарда Успенского написано пусть и более иронично, но в той же манере. Эти книги сочетают нейтральный стиль повествования с достаточно разговорным стилем диалогов героев.
Однако набор книг для детей более старшего возраста и для подростков существенно изменился: дети почти не читают книги о природе и животных, не в почете у сегодняшних детей ни Михаил Пришвин, ни Вениамин Каверин, ни Александр Беляев, ни Александр Грин (равно как и Фенимор Купер, Марк Твен, Жюль Верн и Александр Дюма). Более того, старшие школьники почти перестали читать даже включенную в программу школьного курса литературы русскую классику и часто обращаются к кратким пересказам текстов (см., например, книгу И.О. Родина и Т.М. Пименовой «Все произведения школьной программы в кратком изложении»; дополнительный (то есть далеко не первый) тираж - 10000 экземпляров). Главными авторами становятся, например, Дж. Роулинг и Дмитрий Емец. При всей занимательности и позитивности литературы такого рода (Гарри Поттер с друзьями - вполне достойная замена Тимуру и его команде) эти книги, как, впрочем, и современная массовая литература для взрослых, имеют одну интересную особенность: в них практически отсутствует художественный стиль повествования, нет пространных и художественно оформленных описаний, но зато чрезвычайно высока динамика сменяющих друг друга поворотов сюжета.
Чем это вызвано? Представляется, что такое изменение стиля современной массовой художественной литературы вещь неслучайная и обусловленная общим увеличением скорости информационных потоков, которые ежедневно окружают современного человека.
Кроме того, современный ребенок уже в возрасте 10-12 лет вовлекается в еще одну языковую стихию - Интернет (в частности, в письменное общение в режиме реального времени в чатах), а также в смс-переписку. Интересно, что современная молодежь часто предпочитает общение в Интернете совместному времяпрепровождению, и на то есть несколько причин, одна из которых - возможность предстать перед интернет-собеседниками иным, придумать себе иную жизнь и иной, более идеальный образ (ведь в большинстве случаев интернет-общения личные встречи не только не инициируются, но и не предполагаются).
Какие последствия будут иметь - и уже отчасти имеют - указанные тенденции?
Во-первых, весьма вероятно, что постепенно произойдет изменение представлений о «хорошей речи». Если сегодня хорошей речью считается владение разными стилями русского языка, то в скором времени хорошей речью будет считаться такая речь, в которой говорящий хотя бы минимально способен к переключению с разговорного стиля на нейтральный в зависимости от коммуникативной ситуации. Стилевые границы размываются, и о начале этой тенденции известный лингвист М.В. Панов писал еще в 1988 году.
Во-вторых, неизбежные последствия будет иметь тот факт, что Интернет становится одним из основных носителей текстовой информации у подростков. Жанры письменного общения в Интернете различны (чат, форум, блог и др.), но зачастую оппозиционны по отношению к нормативному употреблению языка (речь идет не только и не столько об использовании ненормативной лексики, сколько о несоблюдении норм всех языковых уровней - от графико-орфографического до синтаксического). И если такая речевая практика не представляет опасности для человека со сформированной языковой компетенцией и даже может быть языковой игрой (то есть сознательным нарушением норм), то она не так безобидна в отношении тех, чья языковая и коммуникативная компетенция только формируется: моторная и зрительная память работает при написании слова и его наборе на клавиатуре (а клавиатура становится постепенно основным инструментом письма), и измененное намеренно или ненамеренно написание не может не повлиять на его запоминание в процессе формирования орфографических навыков.
Наш язык меняется, как бы мы к этим изменениям ни относились, причем эволюция языка является сверхбыстрой (многие даже говорят о революционном, а не эволюционном характере этих изменений). Представляется, что обозначенные в нашей статье тенденции требуют специального социолингвистического и лингвометодического исследования.

Елена Литневская,
кандидат педагогических наук, доцент филфака МГУ